16 марта по инициативе российского Политологического центра «Север — Юг» в онлайн-формате прошёл Международный круглый стол на тему: «Южный Кавказ — новые возможности и перспективы сотрудничества». В рамках данного меропрития от Грузии выступили: политолог, лектор Тбилисского государственного университета Сихарулидзе Арчил; политик и политолог, директор Института стратегии и управление Мамрадзе Петре; экономист Демур Гиорхелидзе. Представители академических и политических кругов поделились своим мнением относительно ситуации в регионе, а также обсудили возможные сценарии развития.

После завершения огня в Нагорном Карабахе, если эксперты и расходились во мнениях по вопросу о долгосрочности мира, то игнорировать факт явной смены геополитической конфигурации никто не решался. Россия, Турция и Иран внесли свою лепту в историю конфликта и в точку (или во многоточие).

Тем временем пока в регионе в течение полутора месяца шли боевые действия, Грузия была всецело поглощена внутриполитическими вопросами: в республике полным ходом шла предвыборная гонка. Разумеется, в таких условиях конфликту между двумя соседними государствами не было уделено должное внимание. Стоит рассматривать и вероятность того, что в Тбилиси не было чёткого понимания ситуации, и нейтралитет оказался единственным выходом.

Политолог Арчил Сихарулидзе, представивший доклад о «Грузинской геополитике: от Южного Кавказа к Черноморскому региону», считает, что причиной дистанцированности и своего рода обособленности Грузии в период войны в Нагорном Карабахе является европеизация или, если быть точнее, «радикальная европеизация» местных как политических, так и академических элит.

Учёный развивает свою мысль: «Я в своей концепции радикальной европеизации пошёл дальше, утверждал и утверждаю, что это всё привело к тому, что наши эксперты, учёные и политические элиты настолько отстранились уже от процессов на Южном Кавказе, что по сути они не только не хотят быть вовлечёнными, но и не понимают, что там происходит».

Поскольку Грузия стремится в евро-атлантические структуры и основным вектором её внешней политики является именно интеграция в европейскую семью, то существует необходимость геополитического переформатирования. (Классически Грузию можно отнести к государству суши.) Относительно геополитического позиционирования себя Грузией, Сихарулидзе отмечает, что позиция грузинских политиков относительно дистанцирования от процессов на постсоветском пространстве и на Южном Кавказе наводит на мысль о «геополитической отмене».  

«Я всё думал, как можно назвать политику Грузии, которая просто не хочет быть вовлечена в разрешение геополитических вопросов на Южном Кавказе, на постсоветском пространстве. Я пришёл к идее, что это классическая «cancel geopolitics» (геополитика отмены)»

Известный в Грузии политик Мамрадзе Петре разделяет позицию Сихарулидзе, подчёркивая, что для грузинской политики характерна инертность. «Вектор внешней политики, если он и существует, то исключительно пассивный» — отмечает Мамрадзе.

Политик считает, что проблема коренится в политической плоскости, в частности, виною тому отсуствие политических  сил, которые понимали бы национальные интересы Грузии. Другой проблемой является сама суть экономической структуры страны. Согласно Мамрадзе, государственный бюджет испытывает дефицит, в то время как тот же игорный бизнес каждый год выходит в прибыль, которая превышает бюджет государства.

«Ситуация в Грузии не даёт надежд на то, что грузинское правительство будет как-то в этом участвовать» — заключает Мамрадзе о возможном участии Грузии в новых региональных проектах.

Третий спикер, экономист Демур Гиорхелидзе рассуждал о «Концепте единой экономической зоны Южного Кавказа» в рамках realpolitik. «Экономика неотделима от политики, — считает Гиорхелидзе, — в первую очередь на Южном Кавказе нельзя говорить об экономических вопросах, не понимая контексты той политики, которая есть на нескольких уровнях».

Главным методом понимания политики в регионе считается именно геополитика, поскольку она раскрывает интересы участников политического процесса, а также определяет их роли. Гиорхелидзе утверждает, что необходимо понимать геополитику больших стран, в том числе России и США, чтобы не допускать ошибок, за которые придётся дорого заплатить в политическом и, следовательно, экономическом смысле.

Достойна внимания идея о плюралистическом мире, а точнее цивилизационный подход Realpolitik. Спикер отмечает: «Мы все стремимся к цивилизованному миру, хотя цивилизованный мир не есть привилегия какой-то одной стороны. Так что мы просто обречены не отделяться друг от друга, а найти не только экономический, но и чисто политический контексты».

Гиорхелидзе заключает, что большие страны будут конкурировать на Южном Кавказе, исходя из своих национальных интересов, а то, насколько республики региона смогут найти свою орбиту и сочетать свои жизненные интересы с существующим соперничеством принципиально определит судьбу всего Южного Кавказа.

От Скворцова Нино

Корреспондент Пресс-клуба в Грузии