12 апреля в комитете Парламента Грузии по вопросам обороны и безопасности прошло слушание службы разведки Грузии на тему «Влияние мирного договора по Нагорно-Карабахскому конфликту на среду безопасности на Южном Кавказе».  

Во время войны в Карабахе Грузия максимально дистанцировалась от процессов в регионе, ограничиваясь дежурными заявлениями и предложениями урегулировать конфликт мирным путем посредством переговоров в Тбилиси. Тогда грузинские политики и эксперты прогнозировали укрепление позиций России на Южном Кавказе, эти же заявления прозвучали уже после завершения заседания в комитете. Главным риск-фактором для Тбилиси представляется укрепление России и других акторов при полной пассивности Запада в лице Европейского союза и США, которые не включились в процесс мирного урегулирования карабахского вопроса, и Россия единолично исполняла роль посредника и гаранта безопасности между сторонами конфликта.

«Грузия сейчас такая пассивная сторона, потому что ее экономическое и социальное положение очень бедственные, все события и условия она вынуждена принимать, сама она диктовать или создавать повестку дня не в состоянии», — сказал в беседе с Пресс-клубом «Джейран Медиа» политолог Петре Мамрадзе.

Другой собеседник Пресс-клуба «Джейран медиа» Заал Анджапаридзе считает, что опасения Тбилиси во многом завязаны на интересы Запада, поскольку Грузия является их единственным стратегическим союзником в Закавказье.

«Грузия скорее опасается того, что если Запад дистанцируется от проблематики Южного Кавказа, как это произошло во время второй войны в Карабахе, страна окажется перед сложным выбором – продолжать играть роль некоего «форпоста Запада» в регионе с вытекающими отсюда военно-политическими и экономическими рисками или же в каком-то статусе участвовать в формуле регионального сотрудничества «3+3», которую активно продвигает Турция», — отметил эксперт.

Также в Тбилиси не без оснований могут опасаться, что Россия будет пытаться усилить влияние в регионе и, следовательно, попытается «приручить» Грузию. Как отмечает Анджапаридзе, одним из эффективных рычагов влияния является регион Самтцхе-Джавахети, где компактно проживает армянское население, и наблюдаются центробежные тенденции.  

По мнению эксперта Мамрадзе, опасения Тбилиси, связанные с миротворческой миссией России в Карабахе, необоснованны.

«В Грузии очень мало экспертов, которые понимают суть вопроса, его аспекты и историю, — таких людей практически нет. Мало и тех, кто способен так открыто говорить объективную правду, потому что присутствует некоторое политическое давление на всех», — говорит наш собеседник.

«Россия все эти годы имеет мощную базу на территории Армении, сконцентрированную в основном в Гюмри, и под Ереваном есть части, — это определенный гарант существования самой Армении во всем известном окружении. И нынешняя ситуация никоим образом не меняет баланс сил в регионе. Другое дело, что впервые на постсоветском пространстве о своих прямых притязаниях заявила Турция. Заявила очень мощно, так как турецкая помощь была открытая и достаточно весомая: это касается и армии, военных советников, и, конечно же, вооружения (например, турецкие дроны сыграли решающую роль), и то, что Турция вытребовала себе роль в процессе мониторинга происходящего в Нагорном Карабахе», — отметил Мамрадзе.

С завершением боевых действий в Нагорном Карабахе все чаще речь заходит о «Платформе шести» и об «открытии» Армении для региональных проектов, которые, возможно, будут в ущерб интересам самой Грузии. Но Мамрадзе не разделяет таких опасений, считая, что конкуренция способствует развитию, при условии, что «грузинские власти должным образом будут действовать, договариваться со сторонами и конструктивно себя вести».

«Грузия, в силу отсутствия дипотношений с Россией и ее прозападного курса, объяснимо отказалась от участия в формате. Но формат, если он будет создан, может начать функционирование и без участия Грузии. Что касается издержек, они могут быть как политические, так и экономические, в том числе касательно транзитной функции Грузии. Многое будет зависеть от того, присоединится ли к этому формату Армения. А ясность в этот вопрос внесут результаты внеочередных парламентских выборов» — считает Анджапаридзе. В то же время следует помнить, что предложение о «платформе шести» является пока лишь формальностью, поскольку среда в регионе ещё не располагает к реалистичному обсуждению данного формата, а тем более к долгосрочным прогнозам.

По словам Мамрадзе, еще в 2019 году «Грузинская мечта» заявляла, что если одержит победу, то откроет сообщение с Россией через Абхазию, и тогда из-за этих высказываний разразился большой скандал: кроме Армении, которая промолчала, все высказались против. Было и резкое заявление из Азербайджана, и из Абхазии о том, что нужно договариваться и с ними.

«То, что будет мир и стабильность и что Армения будет подключена к проектам, конечно, составит конкуренцию. Кроме того, путь из Азербайджана через Нахичевань сразу в Турцию окажется более коротким, чем путь из Азербайджана через Потийский порт. Но уже сейчас ситуация с проектами открытия дорог обстоит по-другому. Сейчас и Азербайджан не выступит против, как тогда, потому что вопрос весьма сложен, и сам Алиев не раз сказал, что Азербайджан хочет также сотрудничать с Арменией, как сотрудничает долгие годы с Грузией. Посмотрим, что получится у властей», — говорит политолог.

Учитывая сложившиеся реалии, а также интересы США в регионе, можно говорить о ряде сценариев развития ситуации для Грузии, в рамках которых предстоит рассмотреть многовекторную внешнюю политику и учитывать геополитические процессы в Южнокавказском регионе.

Заал Анджапаридзе считает, что данная точка зрения наиболее приемлема, если исходить из безопасности государства. «В нынешнем положении для Грузии, наверное, наиболее оптимальный вариант — это стать ценным и желаемым партнером для всех заинтересованных сторон и не ввязываться в какие-то навязанные извне конфронтационные проекты, где она бы играла роль некоего раздражителя. Грузия однажды получила горький урок от этого» — заключил эксперт.

Говоря о будущем Грузии, Мамрадзе не выражает оптимизма, так как Грузия переживает «демографическую катастрофу»: «ООН включил страну в состав пяти наций, которые исчезают с лица Земли из-за крайне скудной рождаемости и высокой смертности рождаемости. Даже члены Парламента говорят, что мы достигли точки невозврата».

Кроме того, по словам политолога, существует и угроза со стороны Турции: «В свое время Эрдоган с гордостью сказал, что Османская империя восстанавливается, но мирным путем. И он даже сравнил свой проект с Евросоюзом. И это уже сделали в Батуми, в Аджарии, которая уже фактически перешла под влияние Турции. Этому процессу никто не противостоит: небольшое количество человек после его речи протестовало, но дальше этого дело не пошло».

Исламизация грузинских земель только набирает обороты, что, действительно, может привести к поглощению Грузии Турцией и Азербайджаном. Так, Мамрадзе с сожалением заключает, что уже черезкаких-то 30 лет состав населения будет совершенно другой, и совершенно другими будут и культура, и религия.

От Скворцова Нино

Корреспондент Пресс-клуба в Грузии