Армения все ближе и ближе к назначенным на 20 июня внеочередным парламентским выборам. Судя по регулярно публикуемым опросам общественного мнения, основными соперниками станут действующая власть во главе с Николом Пашиняном и блок экс-президента Роберта Кочаряна, в то время как остальные партии и блоки рискуют даже не преодолеть проходной барьер. Появились предпосылки для такого варианта, при котором формировать парламент придется как раз этим принципиальным противникам и непримиримым соперникам.

В то же время внутриполитические процессы вызваны очень сложным для страны периодом восстановления мирной жизни и переосмысления новых геополитических реалий после военного конфликта с Азербайджаном.

Свою оценку этим процессам в беседе с пресс-клубом «Джейран медиа» дал российский политолог, директором института ЕАЭС Владимир Лепехин.

Будет ли такое Национальное Собрание жизнеспособным, и стоит ли ожидать перевода политической борьбы из избирательных участков на улицы до полной капитуляции одной из сторон?

Такая ситуация не просто возможна (политическая борьба на улицах – ред.), она более чем реальна. Я не исключаю того, что никакая другая партия, кроме этих двух (партии Пашиняна и Кочаряна – ред.) наберет необходимые 7% и пройдет в парламент. Хотя вы знаете, в Армении очень сильный фактор закулисных договоренностей, причем есть люди Пашиняна, например, в блоке Кочаряна и наоборот люди Кочаряна в блоке Пашиняна. Есть серьезные олигархи, которые живут в Москве, Ереване и других странах и которые между собой как-то договариваются, не исключено, что они могут так договориться с Пашиняном, чтобы в парламент прошла еще какая-то партия. Все понимают, что в ситуации, когда будет 50/50 и жесткое противостояние между Пашиняном и Кочаряном, ничего продуктивного ждать нельзя, сложно будет сформировать правительство и через год или полтора снова нужно будет проводить парламентские выборы, а это будет связано с выходом людей на улицы, потому что такое жесткое противостояние не может обойтись без активизации политических сил в самых разных сферах, в том числе на улице. Поэтому, я думаю, что олигархи это понимают и, с одной стороны, как-то пытаются уговорить и Пашиняна, и Кочаряна не выходить на улицы, не проводить массовые акции, не увлекаться критикой в адрес друг друга. С другой — пытаются убедить действующую власть в том, что в парламент должна пройти, например, также «Процветающая Армения» или новая прозападная партия. Тем более, что есть западные политтехнологи, которые пытаются как-то на выборах действовать, я думаю, что они тоже со своей стороны пытаются уговорить разных армянских чиновников, чтобы обязательно прошла какая-то прозападная радикальная партия, чтобы подбросили им голосов для того, чтобы Пашинян смог сформировать блок, то есть не просто «Мой шаг» прошел, а еще какая-то партия, с которой можно будет сформировать этот блок.

Ситуация непростая, все с интересом наблюдают. Кроме того, мы знаем, что зарегистрировалось 27 партий и блоков, но пока мы не знаем, кто из них будет допущен к выборам. Проходных структур со стороны оппозиции, кроме блока Кочаряна, еще практически две, а со стороны Пашиняна, если не считать «Процветающую Армению», которая с ним находится уже в блоке и заключила договоренности, примерно 2. Не так-то много претендентов на получение мандатов.

После прекращения боевых действий в Нагорном Карабахе особенно актуальным стал вопрос разблокирования транспортных и экономических коммуникаций в регионе. Каковы, на Ваш взгляд, перспективы и роль России в этом процессе?

Роль России ключевая, потому что так получается, что именно она играет роль третьей силы в регионе. Россия вмешалась и обеспечила мир в регионе, обеспечила прекращение боевых действий. Вся эта ситуация показала неэффективность многовекторной политики Армении, и другого пути у страны нет, кроме как создавать инфраструктуру совместных внешнеполитических решений с Россией, тесно взаимодействовать в военной сфере.

Тревожные инциденты, связанные с провокациями на армяно-азербайджанской границе, тормозят продвижение транспортных проектов. Единственный путь — это продолжение активной политики России в этом вопросе. Это дело даже не одного года, не двух лет, это достаточно долгосрочный стратегический проект, но постепенно он будет реализовываться.

Недавно Вы вернулись из Армении, где принимали участие в научной конференции: «Образ стратегического союзника России в современном армянском обществе». Расскажите, пожалуйста, как проходил «мозговой штурм» российских и армянских экспертов, какие выводы по итогам этого мероприятия можно сделать?

В целом я это мероприятие расцениваю очень позитивно, потому что оно было неформальным. Речь шла о более глубоких вопросах, в частности о проблеме, что будет с Арменией после выборов, что делать после выборов. Ситуация после войны так сложилась в стране, что речь идет вообще о спасении армянской государственности, то есть не только о проблемах Карабаха, не только о взаимоотношениях Армении с Азербайджаном или Армении с Турцией, не только об опасности возобновления каких-то военных действий на границе, а о спасении Армении. Это вопрос, который вновь встал перед страной. 200 лет ее истории, которые развивались в направлении если не пророссийских интересов, то с учетом российского фактора как основного в армянской политике. Сейчас это вновь тот вопрос, который не просто обсуждается в Армении, а стал неким водоразделом, предметом раскола общества. Часть политических сил считает, что с Россией нужно держать дистанцию и вообще больше ориентироваться на Запад, часть же считает, что нужно укреплять в первую очередь союзнические отношения с Россией.

На мероприятии, которое проводил Евразийский экономический клуб, был задан вопрос: «способна ли оппозиция к каким-то консолидирующим действиям, объединению» и предложил платформу для этого объединения в формате такого всеармянского круглого стола, который бы был связан как раз с поствыборной ситуацией. Был прописан и прозвучал лозунг «консолидация-мобилизация-модернизация». То есть консолидация политических сил, мобилизация народа нации на развитие, и модернизация, которая предполагает, что нужно найти некоторые пути экономического скачка. Потому что соседние страны развиваются быстрее — прежде всего Азербайджан и Турция. У них возрастает экономическая мощь, население. Армения же страна, в которой экономическое развитие не так очевидно, с одной стороны, с другой – уменьшается население, падает рождаемость, то есть эта страна становится предметом экспансионистского интереса соседних стран. Поэтому и была предложена новая повестка дня, было предложено обсуждать, например, такую тему, как восстановление или возвращение Армении к президентской республике, потому что, как мы знаем, кризисные моменты и раскол нации начался именно после того, как бывший президент Саркисян объявил переход от президентской республики к парламентской, и тем самым политическая система сломалась. Это, с моей точки зрения, является основной причиной того, что Армения не смогла организовать оборону во время последней войны. В Армении нет авторитетной власти, очень много субъектов: есть президент, достаточно полномочный парламент, премьер-министр, министерство обороны, генеральный штаб и т.д. Мы видим, какие дискуссии между ними происходят, никто никому не подчиняется, и фактически идет политическая борьба между ними. Этим как раз воспользовались Азербайджан и Турция, которые начали войну и выиграли именно потому, что нет единого военного командования и непонятно, кто принимает решения и несет ответственность. Именно для этого и необходимы подобные круглые столы и консолидация нации, чтобы появилась какая-то субъектность.

Это магистральный путь развития Армении, потому что других вариантов нет, нужна авторитетная власть, чтобы было понятно, кто отвечает за военную и внешнюю политику, и в каком направлении страна движется, а пока мы видим очень эмоциональное состояние общества после войны, люди неспособны договариваться и предлагать позитивные программы. Но, к счастью, в последние две-три недели произошло такое некоторое отрезвление, оздоровление политической ситуации, потому что наметились какие-то перспективы сотрудничества этого блока с другими оппозиционными партиями. Многие считают, что в парламенте Армении появится новая сила, которую представляет не только Кочарян, вполне возможно, что возникнет некий баланс сил, первый шаг к будущей консолидации и диалогу.