В начале сентября Правительство Грузии приняло решение отказаться от второго «пакета помощи» от Европейского Союза. 

Об этом в беседе с журналистами сообщил премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили. По его словам, отказ был обусловлен рядом причин: во-первых, правительство решило сократить внешний долг и поэтому отказывается от кредитов, которые не представляются необходимыми; во-вторых, тема самого транша была сильно политизирована, особенно в ходе предвыборной гонки; в-третьих, этот вопрос связан с судебной реформой и назначением судей в Грузии. Принимая во внимание существующие условия, правительство Грузии предпочло отказаться от второй части кредита в размере 75 миллионов евро.

Глава кабинета министров также отметил, что страна сама в праве решать, когда брать кредит, а когда нет, поэтому полемика на данную тему для премьер-министра представляется абсурдной.

Тем не менее, вопросы возникли не только у оппозиционных сил, — по данной теме высказалась и президент Грузии Саломе Зурабишвили. В своём заявлении Зурабишвили выразила непонимание, как может правительство одновременно брать кредит на постройку Рикотской магистрали и в то же время отказываться от займа, предназначенного для борьбы с пандемией и помощи населению страны. Зурабишвили также отметила, что до тех пор, пока обозначенный правительством двузначный экономический рост не скажется на благополучии населения, решение об отказе остаётся непонятным.

На данное заявление премьер-министр Ираклий Гарибашвили ответил в ходе интервью с журналистами. По словам главы кабмина Грузии, президент не обладает достаточной информацией о кредите и заявил, что правительство эту информацию предоставит. 

Близится конец президентского срока, поэтому г-жа Зурабишвили всё чаще выражает личную точку зрения. В целом её сложно упрекнуть в том, что она плохо справляется с возложенными по конституции обязанностями, которых не так и много. Тем не менее, полемика приветствуется, но не постфактум, когда решение уже единодушно принято внутри правящей партии.

Ажиотаж вокруг этой темы поднялся ввиду разночтения документа — «Меморандума о взаимопонимании между Грузией и ЕС», где прописано соглашение о предоставлении макро-финансовой помощи. Подобный вид помощи был разработан ЕС для поддержки стран с более слабой экономикой, чтобы процентная ставка позволяла им пользоваться кредитами в своих нуждах.

После отказа от второй части кредита представители ЕС в Грузии сделали заявление, в котором говорилось, что Грузия не смогла получить данный пакет «помощи», поскольку условия не были выполнены.

Если ознакомиться с меморандумом, в пункте 5 описаны условия, согласно которым Грузия получила бы второй транш в 75 миллионов евро. Речь идёт о том, что «внимание уделяется реформам в области управления государственными финансами, верховенства права и борьбы с коррупцией, бизнес-климату, а также секторальным реформам, в том числе государственных предприятиях». Правительство не могло не знать об условиях, прописанных в момент заключения соглашения, поэтому наиболее вероятна версия, что «Грузинская мечта» решила по-своему бороться за внутриполитический суверенитет.

Отвечая на критику коллег, грузинский премьер заявил, что европейские депутаты не являются его начальством и их критика его не интересует, и он подчиняется не европейским деятелям, а грузинскому народу.

Отказ правительства Грузии от кредита в ЕС восприняли болезненно. И вообще, критика из Брюсселя в адрес Тбилиси в последнее время звучит все чаще и чаще. Наблюдается стремительное ухудшение отношений между правящей «Грузинской мечтой» и ЕС с США. 

Напомним, что ранее «Грузинская мечта» вышла из так называемого «Соглашения Шарля Мишеля», которое было разработано в ходе переговоров между властями и оппозицией при участии председателя Европейского Совета Шарля Мишеля. Тогда же Госдепартамент США выразил обеспокоенность по поводу назначения судей в Верховный суд Грузии и призвал официальный Тбилиси следовать Соглашению. Одновременно с жесткой критикой грузинских властей по тому же вопросу выступила Европейская комиссия, предупредившая о возможности приостановления макрофинансовой помощи. 

Очевидно, что вопрос выделения финансовой помощи Грузии используется ее западными партнерами для давления на действующую власть и поддержки радикальной оппозиции, особенно в условиях приближающихся выборов в органы местного самоуправления. Дело не в том, что данный транш представляет собой «священную корову» и от него нельзя отказаться, а в том, что в него изначально была заложена политическая подоплёка, и игнорировать её сейчас как минимум нелепо и безответственно. 

От Скворцова Нино

Корреспондент Пресс-клуба в Грузии