Научный сотрудник Института международный исследований МГИМО, директор лаборатории анализа международных процессов, к.и.н. Николай Силаев в эти дни находился в Армении, где провёл лекции для студентов Ереванского государственного университета, Российско-Армянского (Славянского) университета и встретился с видными политическими и общественными деятелями Армении, а также активом движения “Сильная Армения с Россией. За новый Союз”. «Джейран медиа» провел интервью с экспертом по итогам его пребывания в Армении.

— Николай Юрьевич, расскажите, пожалуйста, о цели Вашего визита в Армению.

— Я больше 3 лет не был в Армении. За это время очень многое изменилось. И содержание этих перемен невозможно понять, не посещая Армению и не разговаривая с людьми. Так что мой главный интерес — посмотреть на эти перемены вблизи.

— Вы встречались с молодежью, проводили лекции в вузах, встречались с активом движения “Сильная Армения с Россией. За новый союз”. Какие впечатления у Вас остались от этих встреч? Как, на Ваш взгляд, люди настроены по отношению к России?

— У меня остались самые хорошие впечатления. Что касается отношения к России, это естественно, когда страны-соседи смотрят на Россию с некоторой долей опасения, потому что страна очень большая, могущественная и со своими интересами в регионе Южного Кавказа и других. В России внешнеполитическая повестка, конечно, гораздо шире, чем повестка Южного Кавказа. Здесь всегда возможен элемент недопонимания, не вполне верной оценки намерений и возможностей партнера, причем это относится и к России тоже. Любой союз всегда оставляет какую-то степень недосказанности, простор для интерпретации. Я хорошо понимаю, и это заметно по встречам, которые состоялись, что в обществе Армении ожидания от России и надежды велики. Здесь всегда есть риск разочарования, потому что реальное государство может оказаться не вполне таким, каким его представляют.

По моим впечатлениям, востребованность отношений и союза с Россией очень велика, то же самое наблюдается и со стороны России. И настрой на развитие отношений с Россией тоже очень позитивен и силен. Ну а что касается всякого рода недосказанностей, взаимных ожиданий, надо просто больше разговаривать. Чем больше мы разъясняем друг другу свои позиции, тем лучше мы друг друга понимаем. Но это работа, которую нужно делать постоянно.

Отношение к России в целом позитивное. В некоторых других соседних странах огорчаются из-за того, что страна слишком сильная, в Армении огорчаются из-за того, что она недостаточно сильна. Такое огорчение для нас, конечно, очень лестно. Постараемся соответствовать тем высоким ожиданиям, которые на нас возлагают наши союзники.

— Если говорить о молодежи, насколько у нее рациональное представление и дружественное отношение к России, учитывая, что в Армении ведут активную работу различные западные некоммерческие организации, одна из направленности которых – это  прививание антироссийских настроений в обществе?

— Что касается деятельности прозападных организаций, то встречи, которые у меня были в последние дни не показали мне какое-то большое влияние в плане ухудшения отношения к России, усиления недоверия. Действительно, эти организации есть. Они работают. Но мы в России привыкли исходить из того, и обычно этот подход себя оправдывает, что люди, как бы на них не влияли и не пытались промывать мозги, они все равно в состоянии разобраться, рационально оценить разумность того или иного внешнеполитического курса. Что касается моих собеседников в последние дни, они, конечно, люди самостоятельно трезвомыслящие. 

— И все же, считаете ли Вы достаточным то, что делает Россия в плане мягкой силы в Армении? Нет ли у России опасений, что молодежь, которая является целевой аудиторией западных грантовых проектов, со временем может иначе сформировать свое мировозрение, и антироссийские настроения в Армении поднимут голову? 

— Мои слова не стоит воспринимать как знак самоуспокоенности и отсутствия опасений в этой связи. Я просто говорю о том, что даже среди молодой аудитории взгляд на вещи в целом рационален. Что касается российской мягкой силы, Россия не будет соревноваться с США в смысле потраченных денег, потому что это глупо. Но России, конечно, нужно больше рассказывать о том, что она делает. Я думаю, что то, что делает Россия, должно стать более заметным и, мне кажется, что проблема не в том, что страна мало вкладывает в свое влияние, а в том, что такого рода вложения до сих пор еще не воспринимаются как что-то совершенно необходимое и естественное. В русских школах должны быть учебники из Москвы, книги, которые издаются в России, должны попадать в  местные библиотеки и книжные магазины. Это должно стать ежедневной, рутинной работой.

— Вы сказали, что 3 года не были в Армении. Насколько взгляд извне соответствует действительности, которую Вы здесь обнаружили?

— Самое главное, что я понял — это то, что со стороны России не хватает более тщательной работы по донесению своей позиции. И для этого недостаточно того, что публикуется в российских и армянских медиа. При том, что союз между Россией и Арменией прочен и он успешно развивается, на мой взгляд, не хватает гуманитарной и моральной составляющей этого союза. То есть очень простых, понятных объяснений, зачем это нам, что мы делаем, к чему мы хотим прийти. То гуманитарное или моральное составляющее возникнет в том случае, если у нас будет достаточно интенсивный диалог не только на уровне государственных чиновников, дипломатов, военных, лиц, принимающих решение, но и на уровне ученых, общественных организаций и т.д. И это как раз то, что видно из бесед с людьми.

От Бабуханян Заруи

Политический обозреватель