О готовящейся встрече глав России, Азербайджана и Армении, пакете вопросов между странами, геополитических развитиях в регионе и о том, что ожидать от новой волны оппозиционной уличной активности в Армении, корреспондент «Джейран медиа» поговорил с директором Института Кавказа, политологом Александром Искандаряном.

— Недавно была распространена информация о готовящейся встрече глав 3-х государств 9 ноября и подписании нового заявления, после чего последовало ее опровержение. Случайным ли был вброс подобного рода информации?

— Это неслучайный вброс. Встреча глав, несомненно, готовится. Там есть пакет, который подготавливается к этой встрече. Понятно, невозможно, чтобы ее не было. У Армении и Азербайджана есть некий пакет вопросов, которые должны решаться. И естественно, посредником на этой встрече выступит Россия.

Понятно, что будут обсуждаться те вопросы, которые являются важными и серьезными для этих стран: вопрос конфигурации границ и вопрос дорог. Почему это оказалось в прессе: возможно, прощупывание общественного мнения, хотя армянские власти чувствуют себя способными проводить некоторые форматы. Это показывает вся история последнего года. Естественно, оппозиция действует против этого, раскручивая эти сюжеты для того, чтобы противостоять такого рода развитиям.

Соглашение явным образом готовится. И рано или поздно в виде заявления либо дорожной карты оно будет принято. Пункт о коммуникациях — единственный постконфликтный пункт, который отмечался в соглашении от 9-го ноября прошлого года. Остальное — это приостановление огня. Этого хотят Россия, Запад, Азербайджан, Турция с небольшой разницей в подходах. Армении деваться некуда. Процесс идет, и к чему-нибудь он приведет.

— Оппозиционные партии Армении заявили о возобновлении уличных протестов с требованиями смены власти. На Ваш взгляд, могут ли они реально привести к такому исходу?

— Я не думаю, что в ближайшие месяцы произойдет смена власти. Для того, чтобы это стало возможным, оппозиция должна быть единой, достаточно гомогенно настроенной на такой сценарий и, самое главное, должна обладать достаточным ресурсом, чтобы вывести на улицу 300 тысяч человек, которые будут достаточно мотивированы для того, чтобы стоять там месяц. Я пока не вижу такого ресурса. Это показали выборы, на которых власть релегитимизировалась. Но разворачивать митинги, пытаться активность перевести в плоскость дискурса о смене власти оппозиция явно пытается. Это будет не акт, а процесс. Уличная активность у нас практически постоянная часть политической борьбы.

— Выступая на заседании дискуссионного клуба «Валдай», Владимир Путин заявил, что урегулировать ситуацию на армяно-азербайджанской границе без участия России нельзя, потому что карты находятся в российском Генштабе. Также он говорил о необходимости взаимных компромиссов. О каких компромиссах шла речь?

— Он говорил вполне резонно. Сложно представить любого другого посредника в ситуации, когда безопасность армянского населения Карабаха обеспечивается русскими миротворцами и безопасность границы обеспечивается механизмами, связанными с Россией.

Путин говорил о переводе процесса военных акций в процесс переговорный. Совершенно другое дело, как этот процесс будет проходить. России нужно, чтобы была граница, которая будет признана обеими сторонами и была бы более-менее безопасна.

— В последнее время в регионе более активно стал высказывать свою позицию Иран. Может ли он стать фактором, влияющим на развитие ситуации?

-Иран не могут радовать все те изменения, которые происходят в регионе, начиная с войны. Ведь, на самом деле, все, что должно было произойти, произошло до 9-го ноября прошлого года. Война завершилась, и сейчас происходит оформление военной победы Азербайджана. Повлиять на это по-серьезному Иран не может. Была с его стороны попытка выразить свое отношение к этому, была целая серия ирано-азербайджанских перепалок и заявлений. Но в тандеме Азербайджан-Турция и то, что в принципе Россия поддерживает открытие дорог, в этой ситуации Иран вряд ли сможет наложить вето на это право. Сейчас пытаются выработать какие-то модели, к которым Иран также будет иметь доступ.

— В регионе активизировалась Индия: недавно прошли встречи на высшем уровне между руководствами двух стран. Ведутся разговоры об открытии торговых путей, которые свяжут Индию, Армению и Иран. Насколько это перспективное направление для развития?

— Армянской дипломатии давно пора перестать жить в Атлантическом океане, где-то между Лондоном, Брюсселем, Вашингтоном и Санкт-Петербургом, и пора попытаться работать на остальной мир: видеть, что происходит не только в вожделенной Европе или далекой Америке. Есть много неотработанных направлений, притом что в этом есть необходимость. Это Индия, Египет, Китай, Япония. И то, что происходят такого рода контакты с Индией, отчасти результат того, что пытаются делать с армянской стороны. Отчасти — результат специфики индо-пакистанских взаимоотношений.

Развитие путепроводов – вещь нужная и важная. И как эти путепроводы пройдут — серьезно.  

Я не думаю, что по одному заявлению это может быстро развиться. Но работать в этом направлении нужно. И нужно было начинать еще лет 20 назад.

От Бабуханян Заруи

Политический обозреватель