В декабре 2020 года президент Турции Реджеп Эрдоган во время своего визита в Баку предложил идею создания платформы стран Южного Кавказа. В платформу планировалось включить 6 стран: Армению, Азербайджан, Грузию, Иран, Россию и Турцию. Спустя год, 10 декабря 2021-го, в Москве состоялось первая встреча в рамках платформы под сопредседательством заместителей министров иностранных дел. Правда по факту формат получился не «3+3», а «3+2».

Согласие на участие в платформе, помимо инициатора — Турции, сразу дали Азербайджан и Россия, однако развитие данная тема получила спустя целый год. Армения не давала официального отказа, но и не подтвердила своего участия в формате вплоть до недавнего времени. По словам армянского премьера Пашиняна, Армения готова к встречам в таком формате, но не для обсуждения карабахского вопроса или разблокировки коммуникаций: «Ереван может быть заинтересован в формате “3+3”, если в повестке дня не будет вопросов, которые уже обсуждаются в других форматах» (переговоры по Карабаху в рамках Минской группы ОБСЕ и о разблокировке коммуникаций с представителями Армении, России и Азербайджана — ред).

Видимые проблемы исходили лишь из позиций официального Тбилиси и Тегерана. Иран изначально не показывал явной заинтересованности к новому формату «3+3», скорее был максимально осторожен в высказываниях. Дело в том, что Тегерану важно не выпадать из региональных процессов, однако открытие «коридора» в том виде, в каком его себе представляют Турция и Азербайджан, не совсем по вкусу иранским властям. Открытие Зангезурского коридора может означать для Ирана потерю прямой связи с Арменией, вследствие чего и увеличение тарифов за транзитные грузоперевозки, как это уже случилось на отрезке межрегиональной трассы Ереван-Капан. Если и дорога, связывающая Нахичевань и Азербайджан, не будет полностью контролироваться армянскими властями, это означает новую растасовку дорожных карт. В этом случае Иран может потерять и один из рычагов влияния на Азербайджан, поскольку сейчас попасть в азербайджанскую Нахичевань можно исключительно через территорию Ирана.

Тем не менее после длительных размышлений и спада напряжения с Азербайджаном Иран ещё в начале ноября дал положительный ответ на участие в новой платформе. Согласно вековым традициям иранской дипломатии, глава МИД Ирана подчеркнул, что все разногласия с Баку уже улажены, а оставшиеся проблемы можно решить с помощью внутрирегиональных механизмов, вопреки слухам об портящихся отношениях между двумя исламскими странами.

Фактически длительная подготовка к первому заседанию участников платформы связана с позицией Тбилиси, который ни в какую не соглашался на участие в формате «3+3» с Москвой. Причина, озвученная главой грузинского МИД Давидом Залкалиани, — отсутствие дипломатических связей с Россией и её вмешательство в процессы территориальной целостности и суверенитета Грузии. В результате Грузия официально отказалась участвовать в новой платформе и предложила альтернативный вариант, где будут участвовать лишь три страны региона — Грузия, Армения и Азербайджан.

Несмотря на все перипетии, 10 декабря в Москве состоялось первое заседание Консультативной региональной платформы «3+3». Встреча предполагала участие замминистров иностранных дел представленных государств. Так, Россию представил Андрей Руденко, Армению — Ваге Геворкян, Азербайджан — Халаф Халафов, Турцию — Седат Онал, а Иран — Алирезы Хагигиан. В ходе заседания были обсуждены перспективы развития многопланового регионального сотрудничества и обсуждены дальнейшие шаги с возможным подключением профильных министерств и ведомств.

По итогам встречи МИД России сообщил, что участники условились сфокусировать работу платформы на практических вопросах, представляющих интерес для всех её участников. В их числе — меры по повышению доверия, взаимодействие в торгово-экономической, транспортной и культурно-гуманитарной областях, противодействие общим вызовам и угрозам. Также представители пяти стран вновь упомянули о заинтересованности в участии Грузии, которую также пригласили на Консультативное заседание и которая категорически отказалась от участия.

Представитель Армении Ваге Геворкян на заседании платформы заявил, что работа этой площадки должна быть направлена на формирование повестки взаимовыгодного и взаимоприемлемого сотрудничества, но при этом не дублировать деятельность других международных площадок, в том числе форматов, имеющих мандат на урегулирование конфликтов.

А посол РФ в Армении Сергей Копыркин, комментируя итоги заседания, отметил, что платформа «3+3» стала ещё одной возможностью армяно-российского сотрудничества.

«Формат «3+3» должен добавить позитива во взаимоотношениях между странами региона. Мы видим добавленную стоимость этого формата в том, чтобы дать возможность для обмена мнениями по тем вопросам, которые интересуют все страны региона».

Мир в регионе позволит связать Армению с Азербайджаном, а также с Турцией, где еще с советских времен существует железная дорога, что позволит армянскому государству выйти на новые рынки и отчасти перестать полагаться на внутриполитическую ситуацию в Грузии и на зависимость от транзита с ней.  

В этом плане формат шести является хорошей возможностью для республики выстроить взаимовыгодные отношения со странами региона и выйти из транспортного «тупика», руководствуясь холодной головой, а не горячим сердцем. 

Тем не менее Турция вместе с Азербайджаном настаивает на строительстве транспортного сообщения между ними через юг Армении, которое могло бы укрепить транспортное сообщение Анкары с Южным Кавказом и в то же время повысить геоэкономическое значение региона, что во многом привлекает и Азербайджан. Однако Зангезурский транспортный коридор не является здесь единственным. 

Понятно, что Турция, являясь одним главных инициаторов этой платформы, в первую очередь преследует личную выгоду, пытаясь увеличить свое присутствие в регионе и консолидировать влияние, однако на другой стороне весов — Россия, которая будет являться неким противовесом Турции в ее амбициях.

Говоря о роли России, следует отметить, что она всегда уделяла Нагорному Карабаху самое пристальное и предметное внимание в течение десятилетий, последовательно продвигая различные идеи, которые на данный момент вылились в прекращение боевых действий, подписание трехстороннего договора и проведение первого заседания региональной площадки «3+3». Своими действиями и последовательной политикой в отношение региона Россия во многом доказала, что она является самым влиятельным и, пожалуй, наиболее заинтересованным игроком с точки зрения поддержания стабильности и создания почвы для выстраивания экономических и транспортных связей между странами Южного Кавказа.