О текущей напряженности в Карабахе, о готовности Ирана оказать военную помощь Армении, об открытии «второго» фронта Азербайджаном, а также о перспективе развития российско-иранских отношений пресс-клуб «Джейран Медиа» поговорил с кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником и руководителем восточного Культурного Центра Института востоковедения РАН, доцентом кафедры современного Востока и Африки Российского Государственного Гуманитарного Университета Раванди-Фадаи Ланой.

— После начала спецоперации на Украине усилилось и напряжение в Карабахе. Насколько вероятны масштабные действия в направлении Карабаха?

— Мне лично масштабные действия в направлении Карабаха представляются маловероятными. Азербайджан за последние дни не продвинулся дальше занятого им села Фаррух. Скорее всего, действия Азербайджана были нацелены на оказание политического давления на армянскую сторону, чтобы добиться определенных уступок, и азербайджанцы не стремились к масштабной эскалации конфликта.

— Тегеран заявил, что, если Азербайджан и Турция совершат вооружённое нападение на Сюникскую область Армении, то Иран вступит в войну на стороне Армении. Как Вы можете прокомментировать данные заявления, готов ли Иран помочь Армении?

— Политические отношения у Ирана с Арменией в последние десятилетия развивались гораздо лучше, чем с Азербайджаном. Несмотря на общую религию, ирано-азербайджанские отношения достаточно натянуты. В Иране компактно проживают десятки миллионов азербайджанцев, и иранские власти опасаются, что это может стать поводом для сепаратизма при поддержке Азербайджана. Беспокоит Иран и сближение Азербайджана с Турцией: в октябре 2021 г. после совместных азербайджано-турецких военных учений руководство КСИР заявило, что не допустит реализацию пантюркизма в регионе. Иран также обвиняет Азербайджан в тесных отношениях с Израилем и присутствии израильских специалистов. С Арменией же у Ирана нет особых противоречий. В какой-то степени для Ирана дружба с Арменией является и способом оказать давления на Азербайджан. Поэтому заявления Ирана о готовности оказать помощь Армении при возможном конфликте вполне ожидаемы.

 Российский МИД выразил «крайнюю озабоченность ростом напряжённости в Нагорном Карабахе» и фактически впервые с момента начала миротворческой миссии России прямо называла виновника нового обострения. Как Вы можете оценить данные действия Москвы?

Я с Вами согласна, Москва озабочена возможным возобновлением напряженности вблизи своих границ в условиях проведения операции на Украине и хотела бы сохранить статус-кво, достигнутый в ноябре 2020 г. благодаря компромиссу обеих сторон конфликта.

— Могут ли в Баку перейти к намного более агрессивным шагам, фактически открыв при поддержке Турции «второй фронт» против России?

— В Баку официально заявляют о приверженности всем договоренностям вокруг Карабаха, достигнутым в ноябре 2020 г. Кроме того, совсем недавно, 22 февраля, была подписана декларация о союзническом взаимодействии между Россией и Азербайджаном, подразумевающая возможность оказания друг другу военной помощи и воздержание от враждебных действий. Азербайджан также активно взаимодействует с Россией экономически: по итогам 2021 года взаимный товарооборот двух стран вырос на 16% и составил 3,3 миллиарда долларов. Поэтому внезапный разрыв всех этих договоренности и открытие «второго фронта» против России со стороны Азербайджана представляется маловероятным, к тому же такие действия были бы крайне невыгодны самому Азербайджану.

— Россия и Иран рассматривают признание платежной системы «Мир» и подключение иранских банков к российскому аналогу SWIFT. Насколько, по Вашему мнению, это вероятно и будет ли Иран и дальше активно сближаться с Россией на фоне текущих мировых реалий?

— В Иране совсем недавно пришла новая команда, и, в отличии от предыдущей команды, президент ИРИ г-н Раиси нацелен именно на стратегический союз с Россией. В связи с активизацией российско-иранских отношений на всех уровнях после прихода к власти президента Ибрахима Раиси, высока вероятность, что укрепится взаимодействие и в банковско-финансовой сфере, что в конечном счете приведет к подключению иранских банков к российскому аналогу SWIFT. Учитывая давление со стороны Запада на обе страны, а также успешный опыт свободной торговли Ирана с Евразийским экономическим союзом, дальнейшее активное сближение очень вероятно. Даже если Ирану и удастся в скором будущем заключить ядерную сделку, переход Ирана на сторону Запада в политическом плане невозможен: духовный лидер Али Хаменеи негативно относится к современному Западу и не будет восстанавливать разорванные с 1979 г. дипломатические отношения с США.

От Абазов Дмитрий

Политический обозреватель, аспирант РУДН