О влиянии украинского кризиса на реалии Южного Кавказа, о взаимоотношениях между Азербайджаном и Россией, об азербайджано-армянских отношениях и о многом другом в интервью пресс-клуба «Джейран медиа» с доктором экономических наук, профессором Эльшадом Мамедовым.

— 22 февраля текущего года Президентами Российской Федерации и Азербайджанской Республики была подписана Декларация о союзническом взаимодействии. Как Вы считаете, какое значение обретает данная декларация в сложившихся реалиях и насколько Москва и Баку будут активно сотрудничать в урегулировании вопросов на Южном Кавказе?

— На мой взгляд, подписанная президентами Российской Федерации и Азербайджанской Республики Декларация о союзническом взаимодействии имеет крайне важное системообразующее значение для вопросов обеспечения безопасности в регионе. Вместе с тем, для углубления сотрудничества в региональном разрезе и подразумевая те проблемы, которые имеются в плане геополитического устройства, экономического кризиса (который углубляется с каждым днем), а также создания архитектуры безопасности стабильно-устойчивого развития наших стран — подписанная Декларация занимает значительно место. Азербайджан, как крупнейшая страна и крупнейшая экономика Южного Кавказа, фактически играет роль драйвера в развитии региона. В данном ключе выход на такой уровень отношений с крупнейшим региональным игроком – Российской Федерацией позволяет говорить о том, что наши страны смогут сыграть решающую роль в развитии процессов по самым ключевым вопросам экономической и политической повестки в регионе.

Думаю, что мы вправе рассчитывать и на то, что кризисные явления на территории Южного Кавказа уходят в прошлое. Если удастся сохранять тот позитив, который имеется в азербайджано-российских отношениях, — ключ к решению проблем региона (даже если они будут возникать) будет достигнут достаточно легко. Фактически у стран постсоветского пространства нет реальной альтернативы для технологической кооперации, экономического сотрудничества друг с другом, обеспечения устойчивости национальных экономик, проектов (которые могут дать положительный эффект) или внешнеэкономической повестки.

По-моему, выход на союзническое взаимодействие между Азербайджаном и Россией можно считать как, безусловно, позитивный шаг в сторону укрепления благоприятных трендов развития не только региона Южного Кавказа, но и постсоветского пространства в целом.

— Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил об «отмене» Минской группы ОБСЕ, объясняя это нежеланием американской и французской сторон сотрудничать с Россией. Какие механизмы будут задействованы в урегулировании вопросов между Баку и Ереваном?

— Считаю, что Минская группа ОБСЕ, призванная в значительной степени дать позитивные результаты в урегулировании конфликта между Азербайджаном и Арменией, не проявила себя должным образом, не доказав свою эффективность и состоятельность. Мы явились свидетелями конца данного переговорного формата. Тот факт, что договоренности между Баку и Ереваном были заключены вне формата Минской группы, а при посредничестве Российской Федерации – говорит о том, что эта структура не имеет никаких рычагов влияния на Южном Кавказе. Минская группа ОБСЕ де-факто канула в историю, особенно если учитывать сложности в отношениях между Парижем, Вашингтоном и Москвой. Поэтому говорить об ее возрождении не приходится.

Вместе с тем, безусловно, должны быть выработаны и согласованы дополнительные механизмы взаимодействия между Баку, Москвой и Ереваном. Я считаю, что тот новый формат выхода на мирное соглашение между Баку и Ереваном, где главенствующую посредническую миссию играет Москва, — доказывает свою экономическую и политическую состоятельность, так как здесь без экономических вопросов тоже не обходится. Это и открытие транспортно-логистических коммуникаций в регионе, налаживание взаимодействия между хозяйствующими субъектами стран региона и в будущем между хозяйствующими субъектами Азербайджана и Еревана (после подписания соглашения). Вместе с экономической составляющей, конечно же, должна идти и политическая, которая заключена в выходе на мирное соглашение, где одним из основных направлений должно быть взаимное признание территорий. Вопросы суверенитета и территориальной целостности государств региона ни в коем случае не должны быть поставлены под сомнение. 

— Вопросы признания ДНР и ЛНР тесно связаны с глобальными проблемами обеспечения безопасности в мире и на Южном Кавказе в частности. Как, по вашему мнению, признание этих республик скажется на безопасности Южного Кавказа?

— Я не считаю, что вопросы обеспечения безопасности на территории Южного Кавказа и проблемы, которые имеются на Донбассе, нужно как-то увязывать. При всей общей схожести территориальных конфликтов на территории постсоветского пространства, в структуре и содержании имеются существенные отличия, в частности, на территории Южного Кавказа не было и нет таких вызовов, связанных с реальной угрозой агрессивных действий Североатлантического альянса. 

Анализируя ситуацию на Донбассе и вокруг него, нужно иметь в виду, что развитию конфликта и его формированию способствовали именно агрессивные действия НАТО. Проблема между Киевом и Москвой не достигла бы таких катастрофических масштабов, которые мы видим на сегодняшний день. Рассматривать вопросы и урегулирование ситуации на Донбассе нужно в первую очередь без участия нерегиональных игроков.

— Власти Азербайджана не поддержали санкционную политику США и ЕС против России, также азербайджанская делегация не принимала участие в голосовании по исключению России из СПЧ. Сможет ли Баку продолжать держать сбалансированную позицию?

— Азербайджан не будет поддерживать санкционный режим и политику, реализуемую по отношению к Российской Федерации со стороны Соединённых Штатов Америки и Европейского Союза. Это связанно с тем, что Баку, прежде всего, исходит из своих национальных интересов, а в них ни в коем случае не может значиться какая-то повестка касательно ухудшения отношений с Москвой. Таким образом, Баку вполне удается продолжать сбалансированную независимую политику, опирающуюся на национальные интересы Азербайджана.

От Намазалиева Ляман

Магистр политических наук