О текущей ситуации в регионе Южного Кавказа, об основных итогах встречи трехсторонней рабочей группы в Москве, о тех выгодах, которые получат страны региона с разблокировкой транспортных коммуникаций, а также о том, использует ли Брюссель кризис на Украине для «отстранения» Москвы от переговорного процесса корреспондент пресс-клуба «Джейран медиа» побеседовал с политологом, публицистом, главой клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгаром Велизаде. 

— 3 июня 2022 года в Москве состоялось 10-е заседание трёхсторонней рабочей группы по вопросам Нагорного Карабаха. Каковы основные итоги данной встречи? О чем стороны сумели договориться, а что еще следует согласовать?

— Трехсторонняя встреча, как и ожидалось, была сфокусирована на обсуждении тех вопросов, которые были и в предыдущие месяцы. В частности, речь идет о планах на строительство железных и автомобильных дорог, которые будут соединять западные районы Азербайджана с Нахичеванской автономной республикой Азербайджана через территорию Армении. Здесь, конечно, мы видим, что на азербайджанской территории работы активно ведутся, а на армянской — нет.

Основной темой обсуждения было то, как сделать так, чтобы синхронизировать работы на армянской и азербайджанской стороне. С другой стороны, конечно же, армянская сторона выдвигает условия, которые больше политического характера, чем экономического. Здесь, конечно же, есть определенные вопросы. Но время не ждет и необходимость в разблокировании коммуникаций остается. И тут, конечно же, важна роль России как модератора этого процесса для достижения прогресса.

Тем более важно, что Брюссель демонстрирует со своей стороны активность, предлагает сторонам конкретные рамки, условия для продолжения переговоров. И здесь, на брюссельской площадке, за последнее время определенные результаты были достигнуты.

В этой связи хотелось бы отметить, что в Брюсселе предметно рассматриваются вопросы, связанные с подготовкой мирного договора между сторонами, и вопросы, связанные с демаркацией/делимитацией границы.

— Есть ли у Азербайджана возможность стать транзитной страной для России и Армении, если все заявленные транспортные коридоры будут открыты, а границы разблокированы? И какую выгоду из этого могут извлечь Турция и Иран?

— Транспортный коридор может стать хорошей транзитной возможностью для России, обеспечивая отправку грузов из России в сторону Юго-Западной Азии и дальше с выходом на рынки Северной Африки, Ближний Восток. Это важная транспортная артерия, и Россия заинтересована в том, чтобы эта артерия заработала в кратчайшие сроки.

Все еще объясняется тем, что на армянском участке безопасность железных дорог и автомобильных дорог контролируется российскими пограничниками. Что касается железной дороги (армянский участок), то она находится в длительной концессии у РЖД. Поэтому РЖД как оператор вдвойне заинтересован в том, чтобы этот коридор заработал.

Турция и Иран могут извлечь из этого достаточно очевидные выгоды. Дальше эти железные и автомобильные дороги будут продолжаться на территории Ирана и Турции, что значительно повысит их транзитный потенциал. Если говорить о железной дороге, то в Джульфе есть железнодорожный переезд, который связывает Азербайджан с Ираном. И если Зангезурский коридор — железная дорога через Армению — заработает, то Иран получит возможность соединить свои железные дороги с железными дорогами нашего региона, что в значительно степени ускорит и диверсифицирует маршрут «Север-ЮГ».

Маршрут «Север-Юг» упирается сегодня в строительстве железнодорожной ветки в Реш-Астару, — которую пока иранская сторона не строит. Так что дополнительно железнодорожное сообщение в Джульфе позволит ускорить реализацию маршрута «Север-ЮГ»

Что касательно Турции, то ее выгода также очевидна. Железная дорога, которая будет проходить через территорию Азербайджана и Армении, пересекает и территорию Турции и проходит к турецким портам, к Средиземному морю. Сегодня Россия нуждается в такой инфраструктуре на фоне санкций, наложенных Западом. И эти автомобильные и железные дороги позволят получить желаемую альтернативу для России.

— Многие эксперты отмечают, что ЕС пытается застолбить за собой роль главного модератора мирного процесса. Если в 2020-2021 гг. Москва была впереди всех остальных игроков на переговорном треке, то сегодня ЕС намного чаще упоминается как организатор и вдохновитель мирного процесса. Создается впечатление, что Москва на фоне украинской ситуации потеряла интерес к региону Южного Кавказа. Каково Ваше мнение на этот счет? Почему создается ощущение, будто бы Москва пропускает вперед Брюссель?

— Давайте скажем прямо: Москва отвлеклась на Украину. Брюссель воспользовался ситуацией. К тому же у Брюсселя есть свои интересы, и заключаются они в том, чтобы, фасилитируя переговорный процесс между Азербайджаном и Арменией, продвигать свои интересы в регионе. Это и программа «Восточное партнерство» и отдельные индивидуальные программы с Арменией и с Азербайджаном. В рамках этих программ есть различные проекты, в которых Брюссель заинтересован. Для того, чтобы эти проекты успешно реализовывались, необходима мирная обстановка, прогнозируемая обстановка.

Кроме того, Брюссель, понимая реальность, сложившуюся в регионе, пытается использовать новые инструментарии. В частности, содействие в подготовке мирного договора, предлагаемое Брюсселем, предлагает использование данного инструментария. Это основополагающие моменты международного права, которые должны найти свое отражение в мирном договоре. Это учет территориальной целостности, суверенитета стран, на основание уважение интересов друг друга. Для Брюсселя важно, чтобы страны договорились в рамках этой повестки и универсальных принципов.

С другой стороны, Москва может предложить свое содействие, так как она имеет большее присутствие на земле. А в связи с реализацией транспортных проектов у Москвы больше возможностей. В решении пограничных вопросов у Москвы также больше возможностей, так как карты Генерального Штаба, которые находятся в Москве, могли бы быть достаточно эффективно использованы при процессе демаркации/делимитации границ.