Пандемия коронавируса нанесла серьезный удар по сфере туризма в Армении. Страна, славящаяся на весь мир своей историей и сохранившимися до наших дней уникальными объектами архитектуры, гостеприимными жителями и вкусной кухней, понесла серьезные потери. За 2020 год сектор туризма не досчитается полутора миллиардов долларов США.

Президент Федерации туризма Армении Мехак Апресян в интервью Пресс-клубу «Содружество» рассказал о том, какая сейчас ситуация в сфере туризма, насколько велики потери и каковы пути выхода из сложившейся ситуации.

Какой ущерб сфере туризма Армении нанесла пандемия?

Пострадала не только Армения, весь мир пострадал, у всех экономика значительно пострадала. Было время, что все стояло, не только туризм, разные виды экономической деятельности были остановлены из-за пандемии коронавируса, режима чрезвычайного положения (ЧП), карантинных мер. Даже выходить из дома невозможно было. Потом все другие сферы экономики постепенно начали работать, но туризм, к сожалению, пока еще стоит. Во всяком случае, развитие международного туризма пока не началось.

Возобновление туризма уже началось – с раскачки внутреннего туризма. У нас тоже этот процесс нормально идет. Но, к сожалению, пока мы еще далеки от цифр того же периода прошлого года. И если взять первое полугодие 2020 года, ущерб в деньгах составил около полумиллиарда долларов. В первом полугодии 2019 года численность въездных туристических посещений у нас была 770 тысяч. В этом году у нас только 311 тысяч. И то эти 311 тысяч — цифра первого квартала. Потому что второй квартал был полностью потерян — ноль. Это значит, что мы приняли минимум на 460 тысяч въездных туристов меньше, чем за первое полугодие в прошлом году. А это в минимальных расчетах означает, что более чем 350 миллионов долларов мы просто потеряли или недополучили от въездного туризма. Плюс ущерб и от внутреннего туризма. По самым грубым и минимальным расчетам можно сказать, что мы потеряли около полумиллиарда долларов.

Вот смотрите, июль мы уже потеряли, хотя в июле уже был кое-какой внутренний туризм. Опять-таки, если сравнить с апрелем, есть сдвиг, конечно, но, если сравнить с июлем прошлого года, конечно же, мы еще не достигли цифр этого же периода прошлого года. По августу то же самое будет. Есть внутренний туризм, но пока еще ноль по международному. Очень надеемся, и это, конечно же, наша просьба к правительству, сделать все возможное, чтобы вовремя открыли не только просто границы, а возможности для международного туризма. И при таком очень позитивном и хорошем сценарии, если он начнется хотя бы с середины сентября, это будет, можно сказать, спасением. Потому что, конечно же, хотя внутренний туризм имеет значение, и сейчас очень хорошие возможности для еще большего развития внутреннего туризма, возможности для нас самих больше познать свою родину, свое культурное наследие и т.д., но только внутреннего туризма не хватит, чтобы решить проблемы сферы, чтобы спасти отрасль туризма от краха.

Действительно, лучше цифр ситуацию на деле ничто не описывает. Как много компаний, которым удалось удержаться на плаву?

Члены Федерации туризма Армении и еще многие другие компании делают все возможное, чтобы сохранить бизнес. Им пока это удается, но это делается за счет их ресурсов. Они даже идут в минус, но держатся. Но, конечно же, уже теряем рабочие места. Этот процесс уже начался, к сожалению. 1-2 месяца назад рабочие места еще сохраняли, работникам платили зарплату, но так долго без иностранных туристов невозможно держаться. Поэтому есть процесс сокращения рабочих мест. Многие компании даже закрылись .

Цифр точных нет, потому что здесь всплывает один из главных вопросов, который был и до пандемии. И он требует решения. У нас, к сожалению, пока еще нет четкого административного регистра. Такие виды деятельности как туроператорская, агентская, гостиничное дело и т.д. не лицензируются в Армении. Нет их обязательной регистрации. И поэтому точную цифру, к сожалению, никто не знает. К примеру, не можем сказать, сколько у нас есть туроператоров. Точной цифры всех объектов гостиничного хозяйства тоже, к сожалению, нет. Конечно, министерство экономики, Комитет по туризму, сотрудничая с разными областными администрациями, собирают такую информацию, такой регистр у них есть, но это не четкий регистр, не стопроцентный. Поэтому очень трудно сейчас сказать, сколько было у нас туроператоров, сколько из них сейчас работают, и сколько из них закрылись. Это самый трудный вопрос.

А сколько человек было занято в сфере до пандемии?

Было от 30 до 40 тысяч человек занято в турсекторе. Но и это не точная цифра. Мы очень надеемся, что не только вопросы по кризису, но и по устойчивому развитию, в частности эти институциональные вопросы мы в ближайшем будущем решим. В этом вопросе тоже есть диалог с государством. Мы его обсуждаем наряду с антикризисными мерами. Думаю, что осознание важности этого вопроса есть и у частного сектора, и у госсектора.

На Ваш взгляд, насколько продуктивен диалог Федерации туризма с властями страны в вопросе поддержки в кризис? Слышат ли Вас, Ваших коллег, учитывая один важный факт – до кризиса от туризма поступали серьезные поступления в бюджет страны…

Хотя бы диалог есть. Есть и хорошие примеры того, что услышали и что-то изменилось. Пример – последняя программа по поддержке туристического сектора, 23 программа. Это, можно сказать, один из важных вопросов, который мы подняли перед государством. Я думаю, все мои коллеги согласятся, что главный капитал в отрасли туризма – это людской ресурс, это специалисты. Потеряешь этот ресурс, и за месяц или два не сможешь все это восстановить. Это значит, что ты уже теряешь возможности, теряешь один из значительных ресурсов. И чтобы восстановить это, потребуются годы.

И здесь господдержка очень к месту. И вот об этом у нас очень интенсивные дискуссии с министерством экономики, с Комитетом по туризму были. Последний месяц мы все время этот вопрос обсуждали. И уже, можно сказать, что есть положительный результат. Сейчас что делает государство по 23-й антикризисной программе? Говорит, давайте я буду субсидировать посредством гранта или 33% фонда зарплаты или 25%. И это не просто единоразово. Это с июля этого года до марта следующего года, ежемесячно. Если, допустим, в августе число ваших рабочих составляет 70 и более процентов от числа рабочих того же месяца прошлого года, значит, сколько у вас был за этот месяц фонд зарплаты, 33 % выплачивает государство. Если меньше, чем 70%, то поддержка уже будет 25%. Получается, эта программа касается каждого третьего или каждого четвертого работника.

Это, конечно же, очень важное решение, но будет более продуктивно, если параллельно дать возможность сфере работать. Допустим, для представителей бизнеса, которые вовлечены чуть больше или меньше во внутренний туризм, или, допустим, в ресторанный бизнес и т.д., они более-менее работают. Для них это просто прекрасно. У них есть кое-какая занятость, чуть-чуть прибыли и т.д., и параллельно государство здесь помогает с зарплатой. А если один из этих компонентов отсутствует, уже продуктивность падает, конечно. Для компаний, которые только в международном туризме работают, эта субсидия не очень продуктивна, потому что у них все равно нет работы, нет деятельности. Для них будет очень большой риск в этот момент опять позвать своих работников. А если чуть-чуть будет надежда, что вот сейчас начнут, через месяц уже появятся туристы и т.д., они, конечно же, с большей уверенностью пойдут на это, и плюс господдержка, и все будет прекрасно. Поэтому этот вопрос тоже должен быть решен.

Первый шаг здесь тоже сделали. Здесь тоже мы были услышаны. Вроде бы сняли запрет для въезда уже не граждан Армении. Но здесь тоже есть что нужно поменять. Потому что, по существующим условиям, очень малое число желающих приезжать в Армению будет.  Сейчас, если кто-то приедет, в аэропорту будет осмотр и, если прибывшие не покажутся очевидными носителями коронавируса, им разрешат войти в страну. Но они должны быть на самоизоляции. Они имеют право сдать тест на коронавирус, и если результат будет отрицательным, то уже будут свободны, смогут выйти из карантина, из самоизоляции. Но, представьте себе, если результат окажется положительным, что будет с гостиницей и т.д.? Поэтому мы очень надеемся, мы предложили уже, что давайте делать второй шаг, подумаем о том, чтобы принимать туристов по результатам сделанного заранее теста. Допустим, тест не больше чем 48-часовой давности.

Учитывая, что помощь турсектору рассчитана по март включительно, несложно понять, что, по расчетам правительства, ситуация в сфере начнет исправляться не раньше этого срока.

Это очевидный факт. Даже если вот сейчас начнется развитие международного туризма, уже после второй половины ноября пойдет спад до Нового года. В этот период Армения в последние годы стала привлекательной для иностранных туристов, приезжали в Армению отмечать Новый год, поэтому чуть-чуть активность к этому празднику будет. Потом, уже примерно с 10 января до середины марта или до апреля, будет пассивный сезон. Первый квартал года –это самый пассивный сезон в Армении. Поэтому март следующего года обязательно должен был быть включен в программу поддержки.

Какой вклад в бюджет от туризма в Армении?

Если сделать грубый расчет, в 2019 году у нас число въездных туристических посещений было 1 млн 894 тыс. человек. Можно сделать минимальные расчеты, взять тот факт, что один среднестатистический турист здесь тратит за один приезд в среднем около 700-800 долларов, это по данным анализа 2013 года. Сейчас, конечно же, эта цифра однозначно будет больше, так как наш турпродукт довольно-таки диверсифицировался, есть очень много мест, где с удовольствием тратят деньги туристы, поэтому сумма трат гостя уже составит примерно около тысяч долларов. Но даже если посчитать по минимуму, получается более чем полтора миллиарда долларов. И из этой цифры, грубо говоря, 20 процентов должны уйти в бюджет.

Что принесет сектору туризма 2021 год?

2021 год все поставит на место, даже будет рост. Почему? Давайте вспомним 2009-2010 годы. Тогда в мире бушевала другая напасть – грипп H1N1 (“свиной групп”), и туризм тогда тоже остановился. Спад мирового туризма, туристических посещений был около 4%. Еще нужно отметить, что ежегодный рост всемирных туристических посещений в среднем тогда составлял 4-4,5 %. А в 2009 году спад был.  H1N1 был актуален с апреля 2009 года по апрель 2010 года. Опять-таки тогда процесс возобновления работы в нашем секторе начался в 4 квартале 2009 года, а в 2010 году рост международного туризма составил около 7%, то есть больше, чем, в среднем, было ранее. В Армении спада не было в 2009 году, но темп роста сильно упал. Тогда примерно 15-20% был среднегодовой рост, а в 2009 году рост составил только 3%, но спада не было. А в 2010 году был рост около 19%, то есть резкий рост.

Если вопрос с Covid-19 решится, то 2021 год все вернет на прежние позиции, но при условии, что мы не дадим разрушиться сфере туризма, если мы не потеряем свои возможности, потенциал.

От Жусупбекова Лаура

Журналист, корреспондент Пресс-клуба в Армении