7 сентября лидер правящей партии Грузии «Грузинская мечта» Ираклий Кобахидзе обвинил Киев и грузинскую оппозицию в постоянных попытках втянуть Грузию в войну.

«Они желают войны в Грузии, второго фронта, просто напрямую не обращаются к шантажу…» — заявил Кобахидзе.

Политик не исключает проведения плебисцита по этой теме.

Позицию официального Тбилиси по украинскому вопросу корреспондент «Джейран медиа» обсудил с лектором Тбилисского университета, политологом Арчилом Сихарулидзе.

Как вы относитесь к такому заявлению Кобахидзе?

— Я думаю, что этот вопрос довольно-таки актуален. На украинском фронте часто говорят о том, что Грузия должна как-то активизироваться, поэтому то, что украинская сторона хочет от Грузии чего-то большего, это для меня очевидно. То же самое, безусловно, делает и оппозиция, которая пытается использовать украинский фактор в политической борьбе. С одной стороны, точно нельзя говорить о том, что именно оппозиция и правительство Украины хотят втянуть Грузию в войну, с другой — это и не беспочвенное заявление.

Почему Грузия не присоединяется к антироссийским санкциям, хотя и критикует военную спецоперацию России? И насколько долго грузинские власти смогут выдержать давление по этому вопросу со стороны внутренней оппозиции?

— Грузия не поддерживает антироссийские санкции, потому что грузинская экономика очень сильно зависит от отношений с Российской Федерацией, поэтому если грузинское правительство введет санкции против России, то, по сути, оно «выстрелит себе в ногу» и нанесёт сильнейший удар по грузинской экономике. Я думаю, что оппозиция тоже это очень хорошо понимает и просто давит на правительство Грузии, чтобы они приняли это, а потом, когда будут экономические проблемы, заявили о том, что власть не может строить экономическое развитие страны. То есть это такая игра. То, что касается давления, я думаю, что грузинская власть очень твёрдо стоит на своих ногах. Она осознаёт то, что нынешняя оппозиция не в силах победить нынешнюю власть ни на выборах, ни на митинге, поэтому давление она выдержит.

Грузии отказали в статусе кандидата в члены ЕС, но при этом предоставили данный статус Молдове и Украине. Отразилось ли данное событие на восприятии партнёров в Тбилиси и насколько реалистична перспектива многовекторной внешней политики Грузии?

— Я думаю, что в общем настроение в грузинском обществе довольно-таки негативное к этому решению, потому что грузинское общество негодует. Из-за этого не понимает, почему Украина и Молдова, далеко отстающие от демократических реформ, получили этот статус, а Грузии не то что бы отклонили, а отложили на время. С другой стороны, очевидно, что пока что никакой альтернативы западному вектору в стране пока нет, потому что ни Россия, ни другие игроки пока не предлагают чего-то такого, за что политические лидеры могут ухватиться и предложить народу. Поэтому пока возможна критика по отношению к Западу, России. Пока не будет новых предложений, внешнеполитический выбор будет оставаться по-прежнему в сторону Запада.