В ночь с 12 на 13 сентября на армяно-азербайджанской границе начались бои, стороны обвинили друг друга в провокациях. Ереван утром обратился к России, ОДКБ и Совбезу ООН. Азербайджан принял спецпредставителя ЕС по Южному Кавказу Тойво Клаара. Это самая серьёзная и кровопролитная эскалация в регионе после окончания второй карабахской войны в ноябре 2020 года — стороны несут потери, исчисляемые десятками. 

В беседе с корреспондентом «Джейран медиа» видением из Баку поделился политический аналитик, директор Центра исследований Южного Кавказа Фархад Мамедов.

— В чем причина эскалации между Арменией и Азербайджаном и насколько вероятны масштабные действия в этом направлении?

— Торпедирование со стороны Армении процессов нормализации армяно-азербайджанских отношений происходит потому, что ни в одном из переговорных треков — ни с участием Российской Федерации, ни с участием Европейского Союза — Армения не смогла внести в повестку вопрос так называемого статуса и тему Минской группы ОБСЕ. В принципе, в этом признался сам Пашинян во время выступления в парламенте. Чтобы спутать все эти повестки и с целью привлечения новых посредников с новой повесткой, Армения пошла на эту провокацию. Почему она сделала это именно сейчас? Потому что после Брюсселя уже наметились первостепенные темы по мирному договору. Российская Федерация, как один из посредников между Арменией и Азербайджаном, провела подготовительную работу для возможной встречи в Самарканде. Это и звонок Путина Алиеву, это и встреча во Владивостоке Пашиняна с Путиным. Было ясно, что в мирной повестке, где очень много обсуждений и нет решений наконец-то появятся хоть какие-то решения. Чтобы спутать всё это, то есть все эти элементы, армянская сторона пошла на эту широкомасштабную провокацию. Если учитывать, что Франция является председателем Совета Безопасности ООН и Армения обратилась к Совету Безопасности, то мы можем понять, что Армения стремится к новому посредническому треку с участием США, Франции и Организации Объединённых Наций. Пашинян отказался ехать в Самарканд, где могла быть трёхсторонняя встреча с участием президента России и, возможно, было бы принятие решений по разблокировке или по тексту мирного договора, согласование каких-то новых принципов и тд. Он использовал эту провокацию для того, чтобы туда не лететь.

— Президент Азербайджана Ильхам Алиев принял спецпредставителя ЕС по Южному Кавказу Тойво Клаара. Как Вы оцениваете роль Запада в качестве посредника в мирном урегулировании?

 Говоря о роли Запада, я бы комментировал США и Европейский Союз по отдельности. У ЕС есть конструктивные предложения — это и финансовый пакет в рамках проекта «Восточное партнёрство», и он фактически одинаковый для Азербайджана и Армении на будущие пять лет, это и инвестиции в инфраструктуру, при условии разблокировки коммуникаций, это и повестка, которая озвучивается в заявлениях Шарля Мишеля, в которых нет противоречивых моментов с позиции Азербайджанской Республики. Поэтому, если брать вот эту часть Запада — Европейский Союз, — то каких-либо проблем Азербайджан не наблюдает. Для нас также было важно, чтобы Европейский Союз как посредник, а в нашем случае как свидетель, тоже зафиксировал бы для себя, какая сторона после договорённостей реализовывает взятые на себя обязательства, а какая сторона нет. И за этот неполный год посредничества Европейского Союза Азербайджан смог доказать, что Армения не реализовывает взятые на себя обязательства, которые она брала, например, в Брюсселе в декабре, в апреле, в мае, — и ни по одному из вопросов в срок ничего не было сделано. Вот с этой точки зрения для Азербайджана важно не терять европейское направление. Что касается США, то после 44-х дневной войны их роль значительно снизилась, а их последние неуклюжие действия по назначению посла Рикера в председатели Минской группы ОБСЕ еще больше ограничат их присутствие и влияние в регионе.

— Президенты России и Азербайджана Владимир Путин и Ильхам Алиев проведут встречу в рамках саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) 16 сентября. Какие прогнозы Вы могли бы дать относительно этой встречи?

— Встреча президентов России и Азербайджана — это, конечно, двусторонняя повестка. Надо учитывать то, что недавно был подписан меморандум по маршруту Север-Юг на уровне вице-премьеров. Это инфраструктурные проекты, совместные инвестиции в этот проект, повышение товарооборота. Всё это наблюдается, в двухсторонней повестке проблем нет.

— Накануне в Европарламенте предложили ввести санкции против Азербайджана. Как Вы оцениваете это заявление и насколько, по Вашему мнению, реалистичен такой сценарий?

—  Это не первые такие, так скажем, инсинуации, основанные на фейках и однобоких подходах, призывы в Европейском Парламенте. У Азербайджана хорошие отношения с Европейской комиссией, с более десятью странами Европейского Союза уровень взаимоотношений зафиксирован на уровне стратегического партнёрства. Азербайджан очень важен Евросоюзу в нынешних условиях как логистически, так и энергетически, поэтому в контексте энергетики данные призывы не найдут отклик в исполнительных структурах Европейского Союза. Это политики — кто-то исламофоб, кто-то тюркофоб, кто-то не любит Эрдогана, кто-то подкуплен армянской диаспорой. Вот такая большая группа, которая сконцентрирована на деятельности против Азербайджана и выгоде Армении. Но, если даже ЕС на данном этапе что-то и предпримет, я этого не ожидаю, но вдруг, может быть, что-то и предпримет, то это будет «выстрел себе в ногу». 

Точка зрения собеседников, интервью которых публикуются в разделе «Мнение», может не совпадать с мнением редакции