Редакция Пресс-Клуба «Джейран медиа» побеседовала с экспертом Российского совета по международным делам (РСМД) Камраном Гасановым об итогах визита спецпредставителя Евросоюза по Южному Кавказу и кризису в Грузии Тойво Клаара в Азербайджан, о посреднической роли ЕС и России, а также об усилиях Европейского союза стать главным медиатором в регионе.

— На прошлой неделе Азербайджан с официальным визитом посетил спецпредставитель Евросоюза по Южному Кавказу и кризису в Грузии Тойво Клаар. Как Вы оцениваете данный визит и в целом посредничество ЕС?

— Визит представителя ЕС нацелен, в первую очередь, на достижение европейских целей, на повышение статуса Европы во внешней политике. И только во вторую очередь — на решение конфликта. ЕС не обладает какими-то сильными рычагами, чтобы заставить стороны пойти на компромисс. Поэтому роль ЕС только в том, чтобы предоставить какую-то переговорную площадку. Но надо отдать должное активности ЕС. Они уже провели четыре встречи и собираются провести пятую. Это, конечно же, повышает роль ЕС и расширяет его влияние на Южном Кавказе.

— Как Вы оцениваете московский формат мирного урегулирования и в целом роль Москвы в армяно-азербайджанском вопросе?

— По поводу московского формата очень много спекуляций. Некоторые говорят, что он отличается от вашингтонского тем, что предоставляет возможность статуса для Карабаха. Что не совсем верно, потому что московский план, по идее, должен опираться на трехсторонний меморандум, в котором нет ни слова о статусе Карабаха. Есть только заявление Владимира Путина о том, что этот вопрос надо отложить на будущее. Роль Москвы — она созидательная. Она основана на том, что именно Москва предотвратила конфликт. Именно при участии Москвы подписан единственный документ, на который сейчас все страны опираются, за исключением совместного коммюнике Пашиняна и Алиева, где есть пункт о признании территориальной целостности. Но этот пункт не выполняется.

Что касается именно российского вмешательства, то ряд положений, связанных с деоккупацией районов вокруг Карабаха, уже выполнены. Но есть ряд вопросов, которые необходимо реализовывать и над этим надо работать всем трем сторонам. Россия не может в одиночку нести ответственность и за Армению, и за Азербайджан. Стороны должны сами прилагать усилия. Особенно это касается Еревана, который еще не выполнил пункт о прокладке Зангезурского коридора, выводе незаконных вооруженных формирований с территории Карабаха.

— Учитывая текущую мировую конъюнктуру, можно ли ожидать, что ЕС попытается занять нишу главного медиатора в армяно-азербайджанском вопросе и тем самым попытается поставить эффективность и роль Москвы в ее миротворческой деятельности в регионе под вопрос?

— Евросоюз может поставить под сомнение посредническую роль России только если в России начнется внутриполитическая смута, страна погрязнет в собственных экономических и политических проблемах или если оттолкнет от себя закавказские республики. Пока что, несмотря на сложности и недовольства Армении из-за позиции России в рамках ОДКБ, положение России в Закавказье достаточно прочное. Развивается торгово-экономическое партнерство с Азербайджаном. 22 февраля был подписан союзный договор с Азербайджаном. В Армении сохраняются военные базы. Грузия не присоединяется к санкциям. Миротворческие силы России все еще контролируют безопасность в Карабахе. На земле Россия на голову выше, чем Евросоюз, поэтому здесь преимущество на стороне России. Говорить о том, что Евросоюз сейчас заместит Россию, сложно. Но в долгосрочной перспективе, если переговоры будут вновь вестись ради переговоров и не будет практического результата, то тогда могут возникнуть определенные проблемы. И этими проблемами будут пользоваться и другие участники, в том числе и ЕС.