Pressunity.org в рамках серий интервью по итогам года побеседовал с армянским политологом Арманом Гукасяном. В беседе с экспертом были рассмотрены наиболее актуальные вопросы для Армении и Южного Кавказа.

— В текущем году российско-армянские отношения развивались достаточно неоднозначно. Со стороны армянской власти и общества нередко звучала критика в адрес России и ее действий. Высокопоставленные лица Армении отказывались участвовать в мероприятиях, организованных российской стороной. Дело дошло и до ратификации Национальным собранием Армении Римского статута Международного уголовного суда. Как Вы можете оценить текущий уровень двусторонних отношений? Почему текущий год выдался наиболее тяжелым для двусторонних отношениях?

— Год выдался очень сложным. Текущий уровень российско-армянских отношений, мягко говоря, не самый лучший с точки зрения взаимодействия политических элит. И, конечно, это исходит не от Москвы, а именно от армянской стороны. Армянская сторона питает какие-то иллюзии, что у нас есть альтернатива на Западе. Но, конечно, мыслить в таком ключе – это наивность. Мы видим, как европейские и западные чиновники ведут себя и как они на самом деле нам помогают. Там на самом деле больше заявлений, чем реальных дел. Поэтому с этой точки зрения, я считаю, что есть определенные надежды у армянской стороны, что если у нас не все идеально в российско-армянских отношениях, то мы можем найти альтернативу на Западе. В самом ближайшем времени власти Армении поймут, что это не так.

— Каких успехов в 2023 году удалось добиться Армении на международной арене? И какое, на Ваш взгляд, наиболее важное событие произошло внутри самой страны?

— Некоторые круги считают успехом развертывание гражданской миссии ЕС в Армении. Я считаю, что это не успех, а, наоборот, мы стали более уязвимы с геополитической точки зрения. Я не вижу каких-то серьезных успехов, а вижу больше пробелов в армянской внешней политике.

— Как Вы оцениваете миротворческую и гуманитарную деятельность России в регионе Южного Кавказа? Каких успехов ей удалось достичь в текущем году?

— Российские миротворцы остались в Карабахе несмотря на то, что население оттуда ушло. Доставляет определенные надежды то, что российские миротворцы остались там. И то, что, возможно, не все пока закончено. Я думаю, что некоторая часть населения вернется в Карабах. Другой стороны, которая давала бы такую надежу, кроме российской, в мире нет. Запад на словах пытается помочь, а на земле не делает ничего.

— Как развивались отношения Армении со странами Южного Кавказа в текущем году?

— Армянская сторона пытается найти компромисс с Азербайджаном. В этом направлении развиваются определенные процессы. В текущем году у Армении было много проблемных вопросов и недопониманий со странами региона. Год был очень сложным.  

— Прошло уже 3 года с момента окончания военных действий в Карабахе и подписания трёхстороннего заявления. С того момента ведутся переговоры по заключению мирного договора, делимитации и демаркации границ, а также разблокировке транспортных коммуникаций. Как Вы считаете, удалось ли в этом году сторонам продвинуться вперед по обозначенным направлениям? И чего ждать от 2024 года?

— В этом году ожидать подписания мирного договора не следует. Что касается 2024 года, то следует отметить, что Азербайджан постоянно пытается давить, продвигать свои интересы. Я не вижу там каких-то компромиссов с точки зрения общих наших интересов. С учетом этого всего я не вижу никаких возможностей. Многое происходит за закрытыми дверями. Но то, что можно понять из открытых источников и СМИ — это то, что какие-то определенные компромиссы есть по части официального признания территориальной целостности друг друга и т.д. Но на деле одно, а на бумаге совсем другое. Мы видим определенную воинствующую риторику Азербайджана, и с этой точки зрения сложно строить догадки на 2024 год.

— На Ваш взгляд, какие проблемы и недочеты наблюдались в работе армянского правительства в 2023 году?

— Недочеты и пробелы вижу везде. Особенно по внешней политике. У армянского руководства создалась иллюзия того, что можно обойти Россию и заменить ее западными странами. Я вижу, что происходит концептуальное недопонимание всего, что происходит в регионе и на международной арене.

— Как Вы оцениваете усилия ЕС и США по поддержанию мира и стабильности в регионе? Смог ли регион при поддержке Запада выйти на рельсы мирного развития?

— Я вижу много заявлений со стороны ЕС и США. Вижу какие-то пожелания, призывы. Но на земле не вижу ничего. Есть гражданская миссия ЕС, которая, опять же, для себя собирает какую-то информацию и передает в Брюссель. На ситуацию на земле данная миссия никак не влияет.

— Текущий год выдался очень продуктивным для Запада с точки зрения поддержания и усиления дружественных и стратегических отношений с Арменией, а также создания образа врага в лице России внутри Армении и армянского общества. Как Вы считаете можно ли говорить о полном развороте Армении на Запад? И готово ли само общество к такому дрейфу?

— Общество Армении в подавляющем большинстве ни к какому дрейфу и развороту к Западу не готово. Я считаю, что в скором времени все иллюзии, которые есть у армянского руководства будут сведены на нет и все вернется на круги своя. Запад ничего делать не будет. Никакой серьезной поддержки Армении он не окажет. Никаких учений, помощи, усиления вооруженных сил не будет. Об этом открыто говорят чиновники на Западе. Это разочарование нас в скором времени ждет. Никакого окончательного разворота Армении от России не будет. Да, сейчас кажется, что такие предпосылки есть. Однако все это будет сведено на нет. На данный момент Армения интересна для Запада лишь с точки зрения ускорения процессов на Южном Кавказе. Когда Россия окончательно будет иметь успех на украинском направлении, сам этот процесс уже будет неинтересен для Запада. И Армения потеряет свою значимость для него.

— Какие у Вас ожидания на 2024 год? Что ждет регион Южного Кавказа и Армению?Какого вектора внешнеполитической стратегии следует придерживаться Армении и армянскому руководству?

— Я всегда был сторонником того, чтобы Армения и вообще никакая другая страна не делала серьезных реверсов, уничтожала существующие концепты и стратегии, которые действуют на земле, во имя чего-то непонятного. Надо сохранить, то, что мы имеем. И пускай то, что мы имеем не идеальное. Но идеального ничего не бывает. Пускай есть проблемы и недопонимания, но российско-армянских стратегический союз не имеет альтернативы с точки зрения того, что ее просто нет. Армению ждет сложный год в рамках подготовки мирного договора. Мир на Южном Кавказе нужен. Россия как никто заинтересована в этом мире, так как ей не нужен второй фронт прямо под боком. В свою очередь Западу нужна лишь дестабилизация, и ни о каком мире там думать не будут.