Pressunity.org в рамках серий интервью по итогам года побеседовал с директором Института экономики, менеджмента и бизнеса, доктором наук, профессором Эльшадом Мамедовым. В беседе с экспертом были рассмотрены наиболее актуальные моменты для Азербайджана и Южного Кавказа за 2023 год. Эксперт поделился своим мнением относительно российско-азербайджанских отношений, а также высказал свою точку зрения о роли России, ЕС и США в регионе.  

— В текущем году российско-азербайджанские отношения развивались достаточно интенсивно. Как Вы можете оценить текущий уровень двусторонних отношений? Каких успехов удалось достичь в политической и экономической сферах?

— Российско-азербайджанские отношения развиваются интенсивно, по поступательной траектории. Это крайне важно и необходимо для стабильности и развития всего региона, поскольку Россия как крупнейшая страна мира возвращает себе лидирующие позиции в общемировом масштабе, что крайне важно для стабильности и устойчивого развития. В свою очередь Азербайджан – ключевая страна Южного Кавказа как в политическом, так и в экономическом отношении. И несомненно, что отношения между Россией и Азербайджаном должны быть стабильными, устойчивыми и развиваться по восходящей траектории.

Стремительное развитие мирового экономического кризиса, разрыв глобальных транспортно-логистических цепочек, разрыв тех фундаментальных основ, которые служили системообразующим началом для мирового доллароцентричного экономического строя, а также кризис глобализации с упором на гегемонию одной мировой державы и одной общемировой резервной валюты ставит необходимость регионального устойчивого экономического и политического развития и формирования в регионе устойчивой базы для долгосрочного и стабильного развития. Это вызов, который руководители наших стран, достаточно адекватно и прагматично опираясь на национальные интересы наших стран, не оставляют без внимания и отвечают этим вызовам.

— Каких успехов в текущем году удалось добиться Азербайджану во внешней и внутренней политике? Какие наиболее важные решения были приняты?

— Азербайджан добился очень впечатляющих результатов за 2023 год и на внутреннем, и на внешнем треке. На внутреннем треке важным является то, что мы полностью восстановили суверенитет над всей территорией нашей страны. Как известно, антитеррористическая операция в сентябре текущего года позволила нам полностью освободить те территории, которые занимали до сентября сепаратисты (руководство непризнанной НКР – прим. ред.), те незаконные вооруженные формирования, которые в течение 30 лет посягали на территориальную целостность Азербайджана, на общепризнанные наши территории. И сегодня мы можем отметить, что это, безусловно, главное достижение нашего государства в текущем году. Но я считаю, что это достижение не только текущего года, а достижение последних десятилетий, когда Азербайджану фактически удалось полностью восстановить суверенитет над своей территорией. Теперь уже де-юре и де-факто территориальная целостность нашей страны и суверенитет над территориями Азербайджана установлен. Это, безусловно, огромное достижение нашей страны и руководства во главе с президентом Ильхамом Алиевым. Несомненно, это достижение нашло свое отражение и на внешнем треке. Отношение к Азербайджану, конечно же, стало еще более уважительным. И Азербайджан по праву обладает сегодня очень существенным международным авторитетом благодаря эффективности политики, реализуемой в нашей стране под руководством главы государства.

— Как Вы оцениваете миротворческую и гуманитарную деятельность России в регионе? Что удалось достичь, а над чем еще предстоит работать?

— Позиция России как посредника в урегулировании конфликта между Азербайджаном и Арменией может быть охарактеризована только с позитивной стороны. Нынешнее российское руководство сделало очень важные шаги, чтобы позиционировать страну именно таким образом. К сожалению, в какие-то периоды истории прежнее российское руководство не занимало такую позицию, что способствовало углублению противоречий в регионе. Но сегодняшнее руководство России показало себя как очень важного посредника в урегулировании конфликта между Азербайджаном и Арменией. Но и вместе с тем такая позиция привела к тому, что стороны отнеслись к российской посреднической миссии с нужным уважением, что крайне важно. Хотя уже после 2020 года, после трехстороннего заявления, армянское руководство предприняло немало деструктивных шагов с точки зрения развития дальнейшей ситуации. Одним из деструктивных шагов можно считать то, что официальный Ереван начал искать новых нерегиональных посредников в мирном процессе с Азербайджаном. Привлечение внерегиональных центров на решение региональных вопросов является крайне нежелательным. Попытки официального Еревана предпринять эти шаги приводят к углублению остающихся противоречий и к проблемам как для самой Армении, так и для региона в целом. Поэтому я считаю, что региональные вопросы обязательно будут развиваться в проблемном ключе, если внерегиональные центры будут играть в решении этих вопросов главенствующую роль. Региональные вопросы нужно решать силами региона. Крайне важно наладить непосредственный и прямой диалог между Арменией и Азербайджаном в том ключе, который бы позволил сохранять стабильность и сформировать основу для региона.

— Как Вы оцениваете усилия ЕС и США по поддержанию мира и стабильности в регионе? Смог ли регион при поддержке Запада выйти на новые рельсы мирного развития?

— Внерегиональные силы играют неконструктивную роль в разрешении конфликтных ситуаций и вопросов в регионе. Позиция США, ЕС и в целом коллективного Запада все эти годы больше играла на деструктив и негатив в решении проблемных вопросов на Южном Кавказе. Коллективный Запад в значительной степени способствовал своими ангажированными подходами тому, что регион в значительной степени потерял инициативу для стабильного и устойчивого развития. Региональные вопросы должны решаться странами, входящими в данный регион и теми форматами, которые предлагали азербайджанский и турецкий президенты и которые поддерживались Россией. Это и формат «3+3» с участием 6 стран и «3+2» без участия Грузии. Это те форматы, которые могут позитивно повлиять на динамику развития ситуации в нашем регионе.

— Прошло уже 3 года с момента окончания 44-х дневной войны. С того момента ведутся переговоры по заключению мирного договора, делимитации и демаркации границ, а также разблокировке транспортных коммуникаций. Как Вы считаете, удалось ли в этом году сторонам продвинуться вперед по обозначенным направлениям?

— Я думаю, что каких-то серьезных препятствий, особенно после сентябрьских событий, к заключению мирного договора между сторонами нет. В случае, если удастся нивелировать влияние внерегиональных центров на решения армянского правительства, то в скором времени мирный договор может быть заключен. Что касается делимитации/демаркации и разблокировки транспортных коммуникаций, я думаю, что эти процессы найдут свое решение. Для этого армянскому руководству нужно перестать уповать на мнимые потешки со стороны представителей нерегиональных центров. В первую очередь речь идет о тех центрах коллективного Запада, которые, на мой взгляд, дают абсолютно нереалистичные обещания Еревану о том, что если вдруг армянское правительство найдет себе нового «старшего брата», то каким-то чудом что-то поменяется и Армении можно будет выступать с позиции силы. Это все мнимо и нереалистично и приводит к тяжелым последствиям в первую очередь именно для армянского народа. 

— Какие у Вас ожидания на 2024 год? Что ждет регион Южного Кавказа? И какого вектора внешнеполитической стратегии следует придерживаться Азербайджану и его руководству?

— Ожидания для Южного Кавказа — это в первую очередь стабильность, возможности для устойчивого и опережающего развития региона, мир и благополучие. После 44-х дневной войны, наконец-то регион получил возможности для развития, инициатив и т.д. Всего этого Южный Кавказ лишился в конце 80-х – начале 90-х годов. Я думаю, что Азербайджан как страна с самой мощной экономикой на Южном Кавказе будет задавать тон экономическому развитию всего региона. В Азербайджане реализуются крупные социальные проекты. В стране существенно повышается роль и значение человеческого капитала в управлении социально-экономическим развитием. Через повышение фонда заработной платы, через эффективность и достижение прозрачности в управлении социальной политикой мы стимулируем экономическое развитие. И думаю, что ожидания в плане социально-экономической составляющей на 2024 год должны быть оптимистичными. Это все будет проецироваться и на внешнеполитическую стратегию нашей страны, потому что мощная экономика — это и мощное позиционирование на внешнеполитическом треке.