Грузия получила долгожданный статус кандидата на членство в Европейский союз и прилагаемый новый пакет требований к грузинскому правительству для дальнейшего продвижения на пути интеграции в европейское сообщество.

Спустя две недели меценат, бывший премьер-министр и богатейший человек в Грузии Бидзина Иванишвили заявил о своём возвращении в публичную политику, заняв пост почётного председателя правящей партии «Грузинская мечта — Демократическая Грузия».

Pressunity.org обсудил с приглашённым лектором Тбилисского государственного университета, основателем SikhaFoundation Арчилом Сихарулидзе текущую ситуацию в грузино-европейских отношениях и причины, вынудившие Бидзину Иванишвили вернуться в политику.

— В завершении 2023 года Грузия получила статус кандидата на членство в Европейский союз. Тем не менее ранее грузинское правительство критиковало партнёров, а также звучали заявления о том, что статус не имеет особой ценности. Изменилась ли позиция «Грузинской мечты» и, как Вы думаете, почему правящая партия сменила риторику?

— Мне кажется, она не сменила риторику. Просто в 2022 году мы должны были получить этот статус. Грузия стоит намного выше, особенно по вопросам демократии, свободы и всего того, что якобы ценится в Европейском союзе. Причина, по которой мы это не получили, заключается в том, что люди, курирующие Грузию, это не весь Европейский союз, это не вся Америка. Они посчитали, что надо надавить на грузинское правительство, чтобы оно яростно проводило антироссийскую политику, которую сегодня проводит президент Молдавии и украинская политическая элита. Поскольку в Грузии от этой политики отошли, то эти люди надеялись, что путём отказа в статусе кандидата тут произойдут какие-то изменения. Изменений не произошло, потому что большая часть населения Грузии довольна существующим балансом.

«Грузинская мечта» в рамках самозащиты критиковала партнёров, однако уже в 2023 году даже партнёры поняли, что это была ошибка. Отказав Грузии в этом статусе, Европейский союз выстрелил себе в ногу, а правительство никак не пострадало. Поэтому, когда Европейский союз сделал то, что должен был сделать ещё год назад, «Грузинская мечта», безусловно, начала всё это восхвалять, потому что ей нужно приписать себе какие-то определённые успехи перед выборами в 2024 году. И то, что «Грузинская мечта», обвиняемая в пророссийскости, умудрилась подписать безвизовый режим с Европейским союзом, а также довести страну до статуса кандидата — это важно, потому что, по их мнению, противоречит тому, в чём их обвиняют.

— «Грузинская мечта» заявляла, что непредоставление статуса в 2022 году было политическим решением и не было справедливым по отношению к Грузии. В итоге статус был предоставлен. Это тоже было политическим решением, поскольку большую часть требований выполнить не удалось? На что оно рассчитано?

— Я думаю, что часть требований была абсолютно неадекватной, написанные, как говорится, на коленке, людьми, которые вообще не понимают, что в Грузии происходит. Другая часть требовала двусторонних отношений. Мне кажется, оппозиция это очень хорошо понимала, и в этом направлении шаги были предприняты. А то, в чём Грузию критиковали, было тотальной глупостью, потому что от правящей партии требовали три вещи. Во-первых, передать всю судебную власть в руки оппозиции, передать всевозможные механизмы оппозиции и ждать выборов 2024 года. Поскольку оппозиция никакие справедливые выборы проводить не собирается, потому что в грузинской политической борьбе побеждает не самый справедливый, а тот, кто может хорошо манипулировать. «Грузинская мечта», как и любая власть, не собиралась всё это передавать и потом проигрывать.

В Грузии проблема не с демократией, а с тем, что каждая сторона считает свою демократию единственно правильной, и каждая власть стремится назначить своих судей, которые будут судить, как это их устраивает. Проблема в этом. Европейский союз, как я уже говорил, дал нам статус кандидата исходя из того, чтобы кто ни говорил, — я не знаю ни одного человека, который уезжал в Молдавию или на Украину жить, а вот сколько оттуда приехали в Грузию жить, все об этом очень хорошо знают. Молдавия – это полусоветское государство в плохом понимании этого слова, где просто есть Майя Санду, которая ведёт радикально проамериканскую, прозападную политику, а Украина, к сожалению, страна, которая наполовину разрушена, и где, по сути, ставку сделали на существование своего государства за счёт финансовой и военной поддержки США. Если эта поддержка исчезнет, то Украина прекратит существование в той форме, в которой она есть. Грузия это проходила в 2008 году и не собирается повторять. Вряд ли любой митинг это изменит, поскольку большая часть населения Грузии не желает вмешиваться в боевые действия между США и Россией.

Я думаю, что адекватные люди в Европейском союзе это понимали, и требовать от Грузии быть активной на поле брани было ошибкой. Я это слышал от моих многих коллег, которые работают по Европейскому союзу. Также они говорили об этом коллегам, но их убедили местные грузинские радикалы. Очень много из них в НКО-системе, в академической сфере, и они до сих пор не осознали, что мир изменился. Они до сих пор живут в той реальности, где в России ржавые корыта, там денег нет и Запад, в частности США, может делать все, что хочет, где хочет и когда хочет.

— Борьба с анти-европейской пропагандой включена в список требований к грузинскому правительству со стороны ЕС. Как это отражается на информационной среде в Грузии? Произошли ли какие-нибудь изменения за месяц?

— Вот этот пункт был вписан радикально прозападными фанатиками, которые финансируются Западом. НКО, академия и оппозиция считают любую критику Запада анти-европейской пропагандой. Любое ваше заявление, что в Германии есть проблемы с миграцией, и любая критика европейских институтов в Грузии, если после этой критики не идёт пятиминутная мольба за святость европейских ценностей, считается анти-европейской пропагандой. Однако если представители оппозиции, местных НКО и той же самой академии будут критиковать что-то западное, и их это устраивает, то это не анти-европейская пропаганда. Это нормально. А если те люди, не входящие в их круг, будут критиковать европейское государство, то это уже пропаганда. Значит, ты помощник Путина. Поскольку оппозиция зачастую сама грешит этими вопросами, то никакого смысла «Грузинской мечте» удовлетворять этот пункт не имело смысла.

Относительно изменений в информационной среде, я думаю, здесь всё и так понятно. Есть определённые новостные ленты, люди, которые ведут яростную борьбу за власть. Ничего общего это не имеет ни с прозападностью, ни про-европейскостью, ни пророссийскостью. Все они борются за власть и за деньги.

Если это нужно и выгодно, они станут проевропейскими или пророссийскими. Мне кажется, это любому человеку более-менее понятно. Есть, безусловно, фанатики с обеих сторон, считающие, что другая сторона не должна существовать и с ними надо бороться. К примеру, представители некоторых НКО считают, что любое расхожее с ними мнение является анти-европейской пропагандой и этих людей, если бы они имели возможность, отправили бы в места временного задержания. Что, безусловно, уже странно, так как не в европейском стиле задерживать людей или же запрещать их, потому что они критикуют твою точку зрения.

— Европейские партнёры не оставили без внимания вопрос грузино-российских отношений. Ранее именно западноевропейские государства поддерживали инициативу народной дипломатии и возрождение диалога между нашими обществами. Сейчас ситуация изменилась кардинально. Пойдёт ли грузинское правительство на снижение товарооборота с Россией и, самое главное, решится ли поддержать санкции?

— Конечно же нет, это полная глупость. Это такая же глупость, как заявление о том, что Украина победит в войне. Потому что само понимание того, что такое победа Украины в войне, не существует. Сам Европейский союз активно сотрудничает с Россией, особенно по вопросам нефти, газа и торговли. Украина до сих пор пропускает российский газ по своей территории. Турция, Китай, всевозможные страны сотрудничают с Россией, все они зарабатывают деньги, а нам и другим маленьким странам запрещают в каком-либо формате сотрудничать. На самом деле они не хотят, чтобы мы перестали с Россией сотрудничать, а просто им нужно продемонстрировать своеобразную солидарность, что весь мир с Украиной. Данный подход показал свою несостоятельность, поскольку Словакия, Болгария, Венгрия, Сербия открыто говорят о том, что попытка “отмены” России — это глупость. Я уже ничего не говорю о том, что все остальные глобальные силы, как Индия, Китай, вся Средняя Азия, все эти страны не то, чтобы отменили Российскую Федерацию, они даже не понимают зачем это делать. Потому что для Китая борьба Вашингтона, Брюсселя и Москвы — это внутрицивилизационная борьба за влияние, доминирования, и ничего общего не имеет с добром и злом.

Более того, если Грузия присоединится к санкциям, произойдёт то, из-за чего «Грузинская мечта» точно проиграет выборы — девальвация лари, рост цен на товары. Новая власть первым делом, что сделает, скорее всего, тайком начнёт переговариваться с Россией. Кстати, у нас был такой опыт при правлении Михаила Саакашвили, когда он втайне писал письма и требовал отношений с Россией. Но всё это было конфиденциально и скрывалось от общества, продавались стратегические объекты и ресурсы. Саакашвили очень хорошо понимал, что, несмотря на заявления Запада о поддержке Грузии, существует объективная геополитическая реальность, в которой Грузия вынуждена сотрудничать с Ираном, Турцией, Россией, Азербайджаном и Арменией. Такова неизбежная реальность, и ни Америка, ни Европа не готовы заменить всех этих партнёров разом.

— В публичную политику вернулся основатель правящей партии «Грузинская мечта-демократическая Грузия» Бидзина Иванишвили. Вы связываете это с предстоящими выборами или неутихающих спорах относительно т. н. «олигархического правления» в стране, о котором заявляет оппозиция и поддерживающие её европейские кураторы?

— Мне кажется, проблема Бидзины Иванишвили заключается в том, что он так и не сумел выстроить нормальную политическую силу. Безусловно, когда в партии нет лидера, а в Грузии нет такого понятия как многовекторная политическая культура, там нужен лидер, способный в нужный момент сдерживать всех остальных коллег и объединять партию. В «Едином национальном движении» это был Михаил Саакашвили, но он умудрился сплотить людей по разным, другим аспектам и каких-то региональных лидеров назначить, которые могли сохранять партию в его отсутствие. Он этого очень хорошо добился, потому что в партии, несмотря на то, что она 10 лет не у власти, все равно сохраняется какое-то единство.

Бидзина Иванишвили и его кадровая политика, как мне кажется, провальная, поскольку из всех людей, которые находятся в «Грузинской мечте», мы с вами знаем только Каху Каладзе, которого знали ранее, и Иракли Гарибашвили, который вернулся в политику на пост премьера. Все остальные люди чем занимаются – непонятно. Отсутствует какая-то определенная координация, нет чувства единства в этой партии, поэтому перед каждыми выборами, когда «Грузинская мечта» говорит какие-то безумные вещи, она сама себе иногда роет могилу. Бидзина Иванишвили оказывается вынужден возвращаться в политику, чтобы опять как-то связать партию вместе. Это, опять же, указывает на то, что «Грузинская мечта» как партия, скорее всего, не выдержит испытание временем, потому что, когда Бидзины Иванишвили не будет, непонятно кто будет объединять партию, склонную к распаду, поскольку внутри нет ни региональных, ни межрегиональных лидеров, и уж тем более нет потенциальных людей, способных заменить Иванишвили.

Безусловно, здесь присутствует ещё один вопрос — борьба Бидзины Иванишвили с оказываемым на него давлением со стороны определённых кругов в США и в Европе. Мне кажется, что это связано с политикой, а не с его деньгами. Местные грузины, которые якобы ратуют за европейское будущее, на самом деле стараются ради своего благополучия. Они очень активно отправляют телеграммы с доносами, что, если бы не Иванишвили, «Грузинская мечта» не существовала бы, и мы давно стали бы членами Европейского союза и НАТО. Определенные круги посчитают, что так оно и есть, и решат, если надавить на Бидзину Иванишвили, Грузия вернется в старое русло. Это, безусловно, создает опасность для этого человека, поэтому он решил вернуться в политику, чтобы показать этим людям, что в Грузии у него есть тотальное доминирование над всей оппозицией, поэтому сместить его со стороны представляется непростой задачей.

Насчёт олигархического правления… Мне кажется, говорить об олигархии нелепо. Во всех странах мира богатейшие люди имеют влияние на очень серьёзные политические процессы. Бидзина Иванишвили точно так же имеет, и до этого имел при Михаиле Саакашвили, так же как Бадри Патаркацишвили. Сейчас вообще, если вы заметили, это распространяется, потому что уже люди, работавшие на телеканале «Формула», которым владеет бизнесмен Давид Кезерашвили, начали его называть олигархом.

Эта концепция олигарха была внедрена нашими местными силами или же НКО, которые не любят Бидзину Иванишвили по разным причинам. Не потому, что он настоящий олигарх, но это, кстати, сейчас возвращается им боком, потому что уже появились люди, которые финансируют оппозицию и те же самые НКО. Теперь мне кажется, можно будет свободно говорить о том, что у нас будет борьба между олигархами, и все начнут друг друга обвинять. Кризис в том, что на фоне этих обоюдных обвинений, к сожалению, ни та, ни другая сторона не будет развивать грузинскую политическую культуру. Эта культура будет оставаться на том же уровне, который у нас сейчас есть. К сожалению, главная цель наших НКО, академической среды, правительства или оппозиции — это доминирование, власть и право поучать других людей, как им жить и как им развиваться, а не благосостояние их граждан. 

От Скворцова Нино

Политический обозреватель