Об усиливающемся давлении Запада в преддверии президентских выборов в Азербайджане, о включение Азербайджана в список стран особого наблюдения за свободой вероисповедания, а также о текущих процессах в регионе Южного Кавказа pressunity.org побеседовал с политологом Надиром Шафиевым.

— Почему США выбрали религиозный фактор в качестве мотива для давления на Азербайджан?

— Говорить о том, что США выбрали именно религиозный способ давления, я думаю, не совсем верно в том плане, что там одно название про религиозный фактор, а на самом деле перечисляются факты и фамилии людей, которые в религиозном деле никак не замешаны. Во-вторых, вполне возможно то, что США, которые до этого использовали религиозный фактор в других регионах, решили попробовать и на Азербайджане. Но здесь это не пройдет. Я бы хотел напомнить, что в создании и работе ИГИЛ (организация запрещена в России – прим. ред.) следы ведут в специальные органы западных стран, в том числе США. И тут планировалось и планируется что-то и с Азербайджаном. Все это не получается реализовать в силу того, что азербайджанские спецслужбы работают довольно на высоком уровне. То, что Запад давит именно на это, связанно с тем, что все другие варианты он уже исчерпал, и поэтому было решено попробовать и этот вариант с надеждой, что может быть подключится Иран или какие-то деструктивные религиозные структуры. Но я думаю, что это бесполезная трата времени и сил в том плане, что и с Ираном Азербайджан уже налаживает продуктивные связи и в других случаях эффективно работают спецслужбы.

— Стоит ли ждать усиления давления на Азербайджан на фоне президентских выборов в стране? Насколько показательно то, что Европарламент отказался участвовать в мониторинге выборов?

— Как показывает практика, западные спецслужбы в преддверии, накануне и уже после выборов усиливают давление на те страны, где они планируют провести различные цветные революции и дестабилизировать ситуацию. За примерами далеко ходить не надо, достаточно посмотреть, что недавно происходило в Сербии. Я думаю, что этот вариант, опять же, в Баку не пройдет, но давление как США, так и европейские страны оказывать будут. В тот момент, когда они убедятся, что это не работает, то сразу же посыпятся поздравления и надежды на готовность расширять сотрудничество в различных сферах.

— Для чего Франция, Индия и другие страны вооружают Армению? И почему критика в отношении Азербайджана не утихает?

— Многих на Западе не устраивает роль России на Южном Кавказе. Они готовы вытеснить Россию любым путем, что им пока не удается. В этом плане Франция идет впереди планеты всей. Я так понимаю, что Францию к этому делу привязали. То есть Париж получил инструкцию, что должен делать. И эту инструкцию неукоснительно Макрон выполняет. Мы видели неоднократно, что он очень часто советуется с боссом из-за океана и уже потом начинает действовать. В этом плане Франция идет в авангарде борьбы по вытеснению России из региона. Начиная с 2007-2008 года Франция, тогда еще с некоторыми другими странами Европы, была впереди планеты всей для того, чтобы перетянуть на свою сторону Грузию. Насколько это удалось или не удалось, я не знаю, но, судя по тому, что сейчас европейцы усиливают давление на Грузию, видимо, им это недостаточно удалось, несмотря на то, что у Грузии с Россией натянутые отношения. В данном случае целью выбрана Армения как слабое звено, руководство которой во многом выращено фондом Сороса и направлено в Ереван. И в этом плане Франция через Армению пытается выдавить Россию. Мы знаем, что сейчас на Южном Кавказе единственная военная база России находится в Армении, непосредственно в Гюмри. И если им, как они думают, удастся добиться вывода этой базы с территории Армении, то они в дальнейшем попытаются уже другими методами уменьшить влияние России в регионе. А с учетом того, что сегодня Россия не военным путем, а развитием экономических связей пытается усилить свое влияние здесь, то это достаточно волнует Запад, и он пытается добиться вытеснения России. Что касается Индии, то здесь несколько другой мотив. Турция, Азербайджан и Пакистан проводят много совместных военных учений. Они и политически, и этнически, и религиозно достаточно близки. В этом плане Индия пытается уменьшить влияние Пакистана в регионе и через Армению усилить свое влияние. То есть, хотя и Франция, и Индия занимаются поставками вооружения в Армению, на самом деле они преследуют различные цели. Есть еще один вариант, связанный с тем, что Индия пыталась открыть коридор «Север-Юг», который будет проходить через Армению с последующим выходом на Грузию и Черное Море, а следом в Европу. Усиливая Армению, Индия пытается и этот путь для себя застолбить. Это им позволит, не пользуясь путем «Один пояс — один путь» выдвинуть свой альтернативный проект.

— ПАСЕ не утвердил полномочия азербайджанской делегации. С чем связано такое решение?

— Взаимоотношения ПАСЕ с Азербайджаном достаточно натянуты уже давно. Множество резолюций, которые принимаются в ПАСЕ в отношении ситуации в регионе, в основном антиазербайджанского толка. И в этом плане даже в самом Азербайджане было очень много высказано в адрес того, а стоит ли нам вообще с ними сотрудничать, расширять сотрудничество и т.д. Ведь единственное, что нам дает данная площадка — это то, что мы там можем высказаться и выразить свою позицию по различным вопросам. Только это мы и получаем от этой площадки, а остальное – только выслушиваем от них. Обидно всегда то, что мы вынуждены слушать незаслуженные выражения в наш адрес, незаслуженные резолюции и т.д. Предвзятое отношение ПАСЕ мы видели на протяжении многих лет. 30 лет азербайджанские территории были оккупированы Арменией, а сегодня, когда Азербайджан восстановил свою территориальную целостность, нас обвиняют в агрессии против самопровозглашённой, незаконно созданной структуры на территории нашего государства эту территорию мы освободили от незаконных формирований и позволили жить мирным гражданам, которые сами и создали там ту структуру, их же самих и угнетающих, но в итоге они переселились. А теперь в этом же опять пытаются обвинить Азербайджан, говоря о том, что он недостаточно умолял этих людей остаться в своих домах.  

На сегодня на Западе стали выстраивать такую политику из-за того, что их не устраивает сильное государство, сильная власть. Цветные революции эти структуры в основном устраивали в тех странах, которые не поддакивали западным требованиям, которые шли независимым курсом и которые могли себя обеспечивать и могли наладить движение в сторону усиления своих государственных структур и влияния в регионе. В этом плане многие из тех, кто голосует против Азербайджана, не могут переварить сильный Азербайджан и набрасываются на него. На Западе очень часто выдают домыслы за действительность.

— Чем чреват для Азербайджана и региона ирано-пакистанский конфликт?

— Я бы очень не хотел, чтобы данный конфликт перерос во что-то широкомасштабное. И я думаю, что не перерастет, потому что обе стороны и достаточно сильны, и достаточно здравомыслящие люди управляют этими странами. Поэтому я думаю, что Иран и Пакистан между собой договорятся. Если бы, не дай Бог, этот конфликт перерос во что-то крупное, то это было бы не только чревато для Азербайджана, но и для всего региона. У Ирана есть баллистические ракеты, которые летят на 2000 километров и больше. У Пакистана есть ядерное оружие. Это может стать катастрофой для всего мира.  

— Почему Турция согласилась одобрить вступление Швеции в НАТО? Удалось ли ей получить за это все то, что она хотела от Вашингтона и Стокгольма?

— Я думаю, что рано или поздно Турция утвердила бы вступление Швеции в НАТО. Взамен Турция хотела получить хоть что-то от Запада, конкретно от США. Пока информации недостаточно, но я думаю, что на самом деле Турции что-то пообещали. Я лично ожидал, что руководство Турции будет выжидать до конца и нажимать на кнопки они будут одновременно с Западом. К сожалению, этого не произошло. Это может быть связано и с выборами в Турции. Там не захотели, чтобы западные спецслужбы устроили в стране какой-то коллапс и т.д. Наобещали с три короба — это понятно. А вот будут ли выполнены обещания, покажет уже время. Я думаю, что просто так бы Эрдоган не подписал, даже в случае, если парламент это утвердил.