Об измении внешнеполитического вектора Армении, углублении армяно-французских отношений и замораживании участия Армении в ОДКБ pressunity.org поговорил с политологом Андраником Ованнисяном.

– Как Вы оцениваете углубление армяно-французских отношений в военной сфере и недавний визит министра обороны Франции в Армению?

– Думаю, пока рано говорить об углублении отношений между Арменией и Францией в военной сфере. Вся шумиха вокруг приобретённых бронемашин у Франции напоминает больше популизм, как при покупке СУ-30СМ у России, которые даже не удалось задействовать в полной мере в период 44-дневной войны 2020 года. К тому же информационный фон, сопровождающий сближение Еревана с Парижем, в том числе визит министра обороны Франции Себастьяна Лекорню в Армению, будто направлен больше на провоцирование Москвы, но зачем властям Армении дополнительная напряжённость в отношениях с РФ? Причина только в одном – оправдать политический курс по изменению внешнеполитического вектора Армении с последующим сближением со странами Запада, в том числе с Францией.

Армения всегда сотрудничала со странами ЕС в военной сфере, начиная с 1990-х годов, не пытаясь выпячивать эти факты, прекрасно понимая наличие напряжённости между Россией и Ираном с некоторыми странами ЕС. И если раньше это сотрудничество происходило в интересах повышения безопасности Армении, то сейчас осуществляется в ущерб интересов Москвы и Тегерана.

– На Ваш взгляд, насколько взятый властями курс на диверсификацию военно-технической и оборонной сфер Армении исходит из национальных интересов Армении?

– После войны 2020 года в Армении, по понятным причинам, появилась потребность в закупке товаров военно-технического назначения. Однако этот процесс осложнился после начала военного конфликта в Украине с вовлечением ВС РФ, так как основную часть военных грузов Армения традиционно приобретала в России. В этих условиях возникла естественная потребность в диверсификации военно-технической и оборонной сфер Армении с учётом установившейся обстановки в мире. Однако основная цель диверсификации заключается в поиске конкурентоспособных рынков, чтобы перераспределить и снизить риски при приобретении товаров, а не в создании предлогов для нарастания напряжённости со своими союзниками и стратегическими партнёрами – Россией и Ираном.

Нынешнее руководство Армении не обладает ни профессиональными навыками, ни прагматичным мышлением для обеспечения безопасности и продвижения интересов армянского государства в этот сложный исторический период, когда миропорядок фактически перестраивается. Вместо диверсификации военно-технической и оборонной сфер Армении они пытаются изменить внешнеполитический вектор армянского государства, что крайне опасно в условиях трансформации мирового порядка, когда между ведущими государствами мира вспыхивают гибридные войны в различных регионах. Вопрос в том, готовы ли наши соотечественники, живущие сегодня в Армении, противостоять авантюрам властей или проще проявить тотальное безразличие, что приведет к новым болезненным человеческим и территориальным потерям для армянской нации?

– Как Вы прокомментируете заявление Пашиняна о замораживании участия Армении в ОДКБ?

– Власти Армении де-факто «заморозили» участие Еревана в ОДКБ с декабря 2022 года. Очевидно, что нынешнее руководство Армении использует геополитическую обстановку в мире, нарастающую напряженность в отношениях между Ереваном и Москвой, а также отсутствие единой и конкурентоспособной оппозиции внутри Армении для изменения внешнеполитического вектора армянского государства с целью последующего сближения со странами Запада. Полагаю, что в 2024 году этот политический курс продолжится, а предполагаемый референдум о принятии новой Конституции может его ускорить, потому что мы всё ещё не знаем, какие новые статьи могут появиться в этой Конституции. Например, в Конституции может появиться статья о внеблоковом статусе Армении, которая станет правовой основой для последующей денонсации армяно-российского договора о 102-й российской военной базы в городе Гюмри и прекращения участия Армении в ОДКБ.

Это, конечно, нанесёт ощутимый ущерб имиджу ОДКБ и репутации РФ, но приведёт также к резкому ухудшению отношений между Ереваном и Москвой со всеми вытекающими последствиями в контексте безопасности Армении. Зачем провоцировать новые конфликты, когда ты не в силах справиться с текущими, и желают ли жители Армении столкновения с новыми вызовами?

От Бабуханян Заруи

Политический обозреватель