О политической обстановке в Грузии после принятия закона «о прозрачности иностранного влияния», об ухудшающихся отношениях официального Тбилиси с Вашингтоном и Брюсселем, а также о колоссальных переменах на Южном Кавказе корреспондент pressunity.org побеседовал с политологом Владимиром Киреевым.

— Как бы Вы оценили текущую политическую обстановку в Тбилиси, а также решение США ввести санкции против грузинских чиновников? Чем это чревато для грузино-американских отношений?

— На данный момент в Тбилиси достаточно острые протесты, которые прямо поддерживаются Западом и их сторонниками. Мы видим целую серию поездок, в том числе прибалтийских политиков. Идет прямая поддержка протестов со стороны Запада, которая на данный момент выглядит как способ давления на существующую власть. В процессе протестов вполне возможно, что будет попытка перехвата контроля над ситуацией в стране. Практически речь идет о попытке силового захвата власти по украинскому сценарию. Разыгрывается сценарий Майдана, где движущие силы — это некоммерческие организации прозападного либерального толка, которые напрямую финансируются со стороны Запада и которые реализуют интересы западных стран. Главным образом речь идет о том, что Грузия, как и Армения, должна быть военной базой, плацдармом НАТО на Черном море. Сделано это в первую очередь против России, но в долгосрочной перспективе – и против Турции, и против Ирана. США и НАТО стремятся иметь плацдарм в регионе, и для этого им необходимо полное послушание со стороны властей. А то, что Грузинская Мечта уже де-факто провела закон «об иноагентах», ломает весь механизм контроля над грузинской политикой и делает Грузию в значительной степени независимой, не позволяя ее втянуть в военный конфликт с Россией.

Будет попытка силового захвата власти. Существует информация о том, что в Грузию перебрасываются участники вооруженных формирований из Украины, которые будут уже не гражданскими протестами заниматься, а входить в прямое военное столкновение с представителями государственных структур. Информация достоверная, но не понятно, в каком объеме перебрасывают эти силы и достаточны ли они для того, чтобы захватить власть и физически уничтожить сторонников государственной власти и представителей силовых структур.

— Как изменятся двусторонние отношения между Грузией и ЕС после принятия закона «О прозрачности иностранного влияния? Можно ли ждать отмены безвизового режима и кардинального пересмотра политики ЕС по отношению к Грузии?

— Отношения между Грузией и ЕС после принятия закона «об иноагентах» будут ухудшаться, потому что Грузия нужна для ЕС именно как плацдарм влияния в регионе, а данный закон разрушает всю систему контроля над политической жизнью Грузии и снижает ценность Грузии. Хочу обратить внимание, что когда западные институты говорят о необходимости контроля над Грузией и ее интеграции в ЕС, то они не говорят об интеграции Турции и других стран, которые исторически связаны с Европой: Алжир, Тунис, Ливия, которые были французскими колониями, потому что они не имеют никакого геополитического влияния. Мы помним, что произошло в Ливии, где стоило только возникнуть возможности свергнуть власть в лице Каддафи, то европейские страны мгновенно этой возможностью воспользовались. То же самое мы видим и в Грузии. Все разговоры про культурно-историческую близость Грузии продиктованы не этой самой близостью, не заботой о ее населении, а геополитическими интересами. На руководство Грузии будут давить, будут ограничивать его с помощью санкций и т.д. Открывается страница противостояния и тут уже вопрос – на сколько хватит нервов у грузинского руководства и на сколько оно готово выдержать такое давление.

— Как бы Вы охарактеризовали общую обстановку на Южном Кавказе? Можно ли говорить, что регион стоит на пороге колоссальных перемен? И каких перемен стоит ждать?

— Ситуация на Южном Кавказе выглядит как прямое геополитическое противостояние между и национальными республиками Армении и Грузии, и как противостояние между Россией, Ираном, Турцией и Западом, потому что несмотря даже на членство Турции в НАТО ей неинтересно, чтобы были военные плацдармы, нацеленные против ее интересов. Грузию и Армению стремительно делали военными базами для начала военных действий против России на Южном Кавказе, для ограничения влияния России в Черном море, чтобы перерезать транспортные потоки, в том числе торгово-экономические. Сейчас на Южном Кавказе идет борьба за то, чтобы сделать эти регионы со стороны Запада плацдармами против России. Национальные силы в этих странах стремятся выйти из этого противостояния и не стать пушечным мясом в практически идущей Третьей или Четвертой мировой войне, которая уже идет на Украине.

Мы знаем о требованиях Запада к грузинскому руководству вступить в военные действия против России. Я уверен, что такие же требования существуют и для армянского руководства. Просто будучи сторонником интеграции с Западом, Пашинян об этом не говорит. Он готов поставить Армению на службу Западу. Мы видели это в ситуации с Нагорным Карабахом, когда он расстался с этим регионом, несмотря на предложения решить вопрос до 2020 года, потому что это не вписывалось в схему интеграции Армении с Западом. Ситуация на Южном Кавказе будет оставаться острой, потому что для западных элит и правящего класса война с Россией носит экзистенциональный характер, и просто так отказаться от противостояния они не захотят. Будут попытки давления на грузинское руководство, и будет полномасштабная поддержка Пашиняна.