О выборах в Европарламент, о возможных изменениях европейской политики на южно-кавказском направлении, о кризисе внутри Армении и потенциале оппозиции, а также о текущих событиях в регионе корреспондент pressunity.org побеседовал с политологом, публицистом, руководителем Каспийского центра пространственного анализа Ильгаром Велизаде.

— Что ожидает Евросоюз с приходом к власти ультраправых и консерваторов? Как изменится политика ЕС по отношению к Южному Кавказу? 

— Выборы показали, что в европейской политике наблюдается крен вправо. Основные политические силы при этом сохранили свои лидирующие позиции. В частности, речь идет о Европейской народной партии, в которой представлены консерваторы. Но и здесь не все так однозначно, потому что среди этих консерваторов укрепили позиции те, кто выступает с позиции евроскептицизма, те, которые хотя и видят свое будущее в единой Европе, все-таки видят это несколько по-иному, чем ее представляют основные политические группы европейского истеблишмента. Поэтому крен вправо ощутим даже среди представителей традиционных партий. И здесь нужно говорить о том, что этот мягкий поворот в европейской политике, он, конечно, отразится и на внешней политике ЕС, в частности в отношении со странами Южного Кавказа. Обращает внимание на себя тот факт, что партия «зеленых» выступила достаточно со слабыми позициями. Это показатель того, что в Европе зеленый энергетический переход не очень-то и приветствуется основными категориями населения. Это показывали и недавние аграрные протесты. Поэтому внимание к сотрудничеству со странами, которые обладают достаточно серьезной энергетическо-ресурсной базой, возрастет. Азербайджан здесь играет важную роль, поскольку является активным участником энергетических проектов, связывающих регион с ЕС. 

Что касается перспектив урегулирования азербайджано-армянских отношений, то основная часть вопросов в этом контексте была решена, и теперь стороны согласуют позиции по практическим вопросам. Здесь нет места для посреднических усилий кого бы то ни было, в том числе ЕС. Новое политическое руководство ЕС более реалистично подойдет к вопросу и если и будет содействовать в диалоге между Ереваном и Баку, то это будет делаться опосредованно, а не посредственно, как в прежние годы.    

— Каков потенциал движения «Тавуш во имя родины»? И в чем проблема армянской оппозиции?

— Никакого потенциала у этого движения нет. Есть, конечно, определенные протестные группы, которые формируются вокруг движения, но они преследуют разные политические интересы. Само движение не представляет какую-то единую политическую платформу. Руководитель этого движения вообще «комичный персонаж», который себя объявил премьер-министром. Без смеха на это все смотреть очень сложно. Протесты иногда приобретают комичные формы: то протестующие пляшут под музыку, то сам руководитель протестного движения выступает перед публикой в качестве массовика-затейника. Конечно, есть недовольные в Армении, и эти группы выражают свое отношение к происходящим событиям, но тут приходит на ум выражение «на безрыбье и рак – рыба». Поскольку других консолидирующих лиц или политических платформ нет, то приходится им объединяться вокруг этого самого движения. Со стороны оно напоминает затянувшееся карнавальное шествие с неочевидными результатами. Архиепископ Баграт Галстанян периодически выступает перед правительственными зданиями, требует отставки ключевых лиц. Этого не происходит. После этого он старается переформатировать протест и направить его в другое русло, ставит дедлайны, которые выглядят нереальными, и т.д. В конечном итоге это приводит к дискредитации самого протестного движения. Это абсолютно на руку Пашиняну, который таким образом показывает, что весь этот балаган вряд ли может не то чтобы управлять Арменией, но даже и претендовать на власть.

— Как Вы оцениваете решение США ввести санкции против грузинских чиновников? Чем это чревато для грузино-американских отношений? 

— В грузино-американских, как и в грузино-европейских отношениях, сейчас наблюдается очень серьезный кризис. Я не думаю, что санкции относительно грузинских чиновников могут как-то изменить линию поведения грузинских властей. Скорее всего, это вызовет обратный эффект. Грузинская сторона вряд ли будет отзывать свое решение относительно законопроекта «о прозрачности иностранного влияния». Ближайшее время отношения между США и Грузией вряд ли поменяются. В случае, если в США к власти придет Дональд Трамп, то ситуация может поменяться и возобладают более прагматичные подходы, которые позволят нормализовать двусторонние отношения. 

— Азербайджан, Грузия, Румыния и Венгрия подписали меморандум о создании совместного предприятия, основной целью которого является реализация проекта «Зеленого энергетического коридора» из Азербайджана в Европу. Как Вы считаете, для чего это нужно? Что дает создание подобного рода предприятия и почему это важно?

— Энергетический коридор очень важен для ЕС и для отдельных стран ЕС, для стран Балканского полуострова, которые фактически испытали шок от решений Евросоюза по ужесточению санкций в отношении России, так как основным источником поставки газа для этих стран была Россия. Теперь же ситуация кардинальным образом меняется и усугубляется энергетическим переходом, который вынуждает эти страны искать дополнительные источники энергии. Азербайджан и его проект в данном случае выступает в качестве одного из основных проектов, позволяющий этим странам, с одной стороны, диверсифицировать источники получения энергии извне, с другой – стать участниками проекта, который может стать частью большого зеленого энергетического коридора «Азия-Европа». Страны-инициаторы этого проекта получают возможность быть основными бенефициарами от реализации данного коридора.