О текущей ситуации в регионе Южного Кавказа, президентских выборах в Иране, в частности о возможных изменениях во внутренней и внешней политике Тегерана после избрания нового президента pressunity.org побеседовал c кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником и руководителем Восточного Культурного Центра Института востоковедения РАН, доцентом кафедры современного Востока и Африки Российского Государственного Гуманитарного Университета Раванди-Фадаи Ланой

— По итогам первого тура на пост президента Ирана лидерами оказались политики принципиально разного толка. С одной стороны, реформатор Масуд Пезешкиан, который во многом известен своей прозападной позицией и выступает за выполнение условий США для снятия санкций с Исламской Республики Иран. С другой – консерватор Саид Джалили, который намерен продолжить политику усиления влияния Ирана в регионе и сближения с Китаем и Россией. Как Вы считаете, чей политический курс более предпочтителен для современного иранского общества? 

— Предпочтения современного иранского общества в целом очень сложно описать: оно сильно расколото на две части. Одна часть хотела бы консервативную внешнюю политику, по сближению с Евразией и бескомпромиссной борьбе с Западом, а во внутренней политике эта группа населения хотела бы, чтобы правительство заставляло граждан соблюдать заповеди ислама для их же блага, как происходит в настоящее время. А другая часть хотела бы, наоборот, сближения с Западом и внутриполитической либерализации (отмены всех запретов, связанных с одеждой, пляжами, алкоголем и так далее). Этот раскол (примерно 50 на 50) мы как раз наблюдали на прошедших президентских выборах.

— Как Вы считаете, удастся ли Пезешкиану закрепить свой успех? И сможет ли он на практике реализовать заявленные в предвыборной программе реформы? 

— Пезешкиян уверенно победил во втором туре и стал девятым президентом Ирана. Он сможет реализовать реформы, но только частично, так как весь парламент в руках ультраконсерваторов, которым в значительной степени симпатизирует Верховный Лидер. Но если у президента получится утвердить лояльное себе правительство, реформы будут осуществлены относительно быстро и успешно.

— Как изменятся отношения Ирана с Россией и странами Южного Кавказа во время правления Пезешкиана? 

— Отношения Ирана с Россией не будут серьезно ухудшаться, так как внешнюю политику определяет Верховный Лидер, а не президент. Даже если Пезешкиян больше симпатизирует Западу, чем России, ему все равно не удастся повернуть внешнеполитический курс в сторону Запада, так как с Россией Иран связывает ряд договоренностей, а также президент не осмелится пойти против Верховного Лидера, который настаивает на развитии отношений прежде всего с Россией и учит народ, что Западу нельзя доверять. Что касается стран Южного Кавказа, то должны значительно улучшиться отношения Ирана с Азербайджаном, учитывая, что Пезешкиан по национальности азербайджанец, и подавляющее большинство иранских азербайджанцев голосовали именно за него. Но не произойдет и резкого ухудшения отношений с Арменией, так как в команде президента уже были сделаны заявления, что Иран сохранит с ней дружественные отношения. Одним словом, будет проводиться политика баланса и многовекторности, без резких движений в какую-либо сторону. К тому же Пезешкиан с большой симпатией относится к Турции, что означает дальнейшее улучшение отношений также и с Анкарой. Возможно, будет изменена даже позиция Ирана по Зангезурскому коридору (Иран до сегодняшнего дня опасался усиления «тюркского фактора» в случае строительства этого коридора; но при президенте, симпатизирующем Азербайджану и Турции, подобные опасения у иранской элиты должны уменьшиться). Но главное – иранский президент постепенно будет улучшать положение иранских азербайджанцев, о которых беспокоится официальный Баку: Пезешкиан обещал обеспечить желающим представителям национальных меньшинств преподавание на их родных языках, а также улучшить их другие национально-культурные права.

— Что будет с ирано-американскими отношениями? 

— Ирано-американские отношения будут чрезвычайно сильно зависеть от выборов в ноябре этого года в США. По всей видимости, на них победит Дональд Трамп или его сторонник из республиканцев, учитывая полный провал Джо Байдена на дебатах, после которого от нынешнего американского президента отвернулись крупные бизнесмены, журналисты и значительная часть сторонников, сочтя его абсолютно неспособным дальше править государством. В этом случае ирано-американские отношения, даже если Пезешкиан захочет их улучшить, будут двигаться только в сторону резкого ухудшения, вплоть до введения предельно жестких санкций и даже военных операций США и их союзников против иранских прокси в Сирии, Ливане и Ираке, как было при Трампе, когда американцы бомбили аэродромы и другие правительственные объекты Башара Асада – основного союзника иранцев, а также убили известнейшего генерала КСИР Касема Солеймани.   

— Изменится ли социально-экономическая политика в Иране по итогам выборов? Можно ли ожидать укрепления торгово-экономических отношений со странами Запада? 

— Социально-экономическая политика в Иране может измениться в сторону предоставления льгот западным компаниям и привлечения западных инвестиций. Безусловно, будет расти товарооборот со странами Запада. Особенно большой толчок экономическим связям с Запада произойдет, если будут отменены санкции, но это маловероятно, так как к власти в США уверенно приходит Трамп, который не приемлет исламский режим и будет только ужесточать санкции.

От Абазов Дмитрий

Политический обозреватель