Нынешние парламентские выборы, назначенные в Грузии на 31 октября, будут во многом решающими и для нынешней власти в лице партии «Грузинская мечта», и для ее главных оппонентов, распавшихся на несколько внешне конфликтующих между собой составляющих «Единого национального движения» экс-президента Грузии Михаила Саакашвили, и для остального оппозиционного спектра, пытающегося в определенной мере соблюдать отстраненность от тех и других, и для страны в целом. От итогов этих выборов будет зависеть, продолжит ли страна жить в режиме острого противостояния, в котором ее держали обе главные политические силы все предыдущие 8 лет, вернется ли в ту атмосферу страха, тотальной слежки и молчаливого протеста, в которой она жила на протяжении 9 лет правления Михаила Саакашвили, погрузится ли в хаос или окунется в волны новой цветной, розовой, оранжевой или еще какой-нибудь революции. Или… А этого «или» население Грузии ожидает уже почти 30 лет, прошедших со дня обретения страной независимости, то есть спокойной, налаженной, обеспеченной и не отягощенной внутриполитическими проблемами и распрями жизни, в которой люди не будут «продаваться» политикам за каких-то 10-20 лари или «мешок картошки» и не будут днем и ночью гнуть спины на работодателей всего лишь за кусок хлеба. А станут достойными гражданами достойного государства… Мечта, претворить которую в жизнь согражданам обещали все правители современной и «независимой» Грузии, но осуществить которую так и не смогли, а скорее, не посчитали нужным. Обещания обещаниями, а реальность, она иная… И собственные интересы всегда перевешивают.

Но вернемся к нынешней правящей партии, которая пришла к власти путем победы на парламентских выборах 1 октября 2012 года. Победы, для многих в тот период желанной, но неожиданной, так как в условиях правления «Единого национального движения» такой исход был маловероятным. Саакашвили и его соратники тогда уступили, во многом под давлением западных партнеров и лидеров, призывавших ЕНД к передаче власти путем выборов. На необходимость такого шага Михаилу Саакашвили недвусмысленно намекали или прямо указывали и тогдашний президент США, и высокопоставленные представители ЕС и НАТО.

В Грузии с надеждой восприняли приход в политику олигарха Бидзины Иванишвили, доселе предпочитавшего находиться в тени, за кулисами общественной жизни, и лишь вкладывать часть собственных миллиардов в финансирование пенсий деятелей науки и искусства, строительство или реабилитацию зданий церквей, театров и иных объектов, а также в открытие в Грузии торгово-развлекательных центров нового, западного типа. Правление Михаила Саакашвили, воцарившего в Грузии всеобщую слежку и окунувшего страну в атмосферу тотального страха, трещало по швам и требовало перемен. А так как достойной альтернативы в политическом спектре на тот момент не было, выбор был остановлен на «новом» для политической арены лице – Иванишвили. Хотя самому олигарху при формировании собственной политической силы – партии «Грузинская мечта», а вокруг нее – и одноименной коалиции, выбирать все же пришлось из того самого «старого» спектра, который десятилетиями вращался и продолжает вращаться на политическом поле Грузии.

«Саакашвили и компания» взяли Иванишвили на острие своей критики с первого его заявления о приходе в политику и главный упор делали на то, что свои миллиарды олигарх сделал в России, связан с Россией и ее президентом Владимиром Путиным, а значит, и в Грузии будет проводить интересы России и Путина. И олигарху пришлось опровергать эти обвинения не только на словах, но и на деле. Он заявил о продаже «всех бизнесов» в России, а потом и сделал это. Отказался от российского, а затем и от французского гражданства, дабы иметь возможность занятия должностей в грузинском правительстве… А также ввел в свою коалицию партии «прозападного толка»: республиканцев, «Свободных демократов» и других.  Путь в политику был полон препятствий и столкновений с тогдашней властью, но увенчался победой на выборах. Победой, которую не предсказывали коалиции Иванишвили даже «авторитетные» в Грузии американские исследовательские организации NDI и IRI.

Не только в Тбилиси, но и за пределами Грузии многие аналитики заподозрили, что Иванишвили стал новым проектом и новым выбором Запада для молодой грузинской демократии, дабы продемонстрировать миру возможность смены власти не только путем переворотов и революций, но и «мирных» выборов. И при оценке итогов выборов 1 октября 2012 года основной упор делался именно на этом моменте. Насчет «нового проекта» Запада делалось много различных предположений и объяснений, в том числе и такое, что «создателем «Грузинской мечты» легко управлять, так как его капиталы хранятся в западных банках и в случае любой оплошности могут быть заморожены».

Главными ориентирами своей внешней политики новоизбранное правительство «Грузинской мечты» в 2012 году обозначило продолжение курса на европейскую и евроатлантическую интеграцию и нормализацию отношений с Россией. В плане сближения с ЕС были сделаны два значительных для Грузии шага – подписано соглашение об ассоциации (а вместе с ним и соглашение о свободной торговле), а затем вступил в силу и безвизовый режим для граждан Грузии в странах Шенгенской зоны (граждане ЕС и без того пользовались в Грузии безвизовым режимом). Правда, в отношениях с НАТО и в деле интеграции с альянсом особого продвижения нет. Принять в свои ряды обещают, но конкретных сроков не называют и с решением не спешат.

Что касается налаживания отношений с Россией, здесь без препон и противодействия со стороны оппозиции (и, вероятно, Запада) не обошлось. Был задействован достаточно узкий формат переговоров с участием представителей Грузии и России Зураба Абашидзе и Григория Карасина. В результате так называемого «пражского формата» (встречи в основном проходили в Праге) удалось возобновить авиационное и сухопутное сообщение, внешнюю торговлю, значительно увеличить экспорт в Россию, который занял ведущие позиции во внешнеторговом обороте Грузии… Но события 20 июня 2019 года, когда оппозиция из-за визита в Тбилиси депутата Госдумы России Сергея Гаврилова и его восседания в кресле спикера грузинского парламента в ранге председателя Межпарламентской ассамблеи православия устроила антироссийскую акцию протеста, а затем предприняла попытку штурма парламента, перечеркнули часть предпринятых усилий, и российские власти прекратили авиасообщение с Грузией. Москва так и не претворила в жизнь ранее оглашенные планы по смягчению, а затем и отмене визового режима для граждан Грузии.

Не вышел у «Грузинской мечты» и диалог с абхазами и осетинами, посредством которого новая власть собиралась вернуть доверие «абхазских и осетинских братьев», привлечь их интерес успехами Грузии на пути интеграции с ЕС и НАТО, возможностью безвизового путешествия в страны Шенгена и привилегиями в торговле с Евросоюзом. Сближения в этом направлении нынешняя власть так и не добилась, а власти Абхазии и Южной Осетии все эти годы продолжали строить заграждения и очерчивать таким образом свои «границы» с Грузией.

В Тбилиси в первые годы правления «Грузинской  мечты» активно говорили о возможности если не полной отмены, то хотя бы значительного смягчения закона «Об оккупированных территориях», принятого правительством Саакашвили после августовской войны 2008 года. Но под давлением прозападных сил внесли лишь некоторые послабления, отменив уголовную ответственность за пересечение границ Абхазии и Южной Осетии со стороны России и заменив ее административным штрафом. Саакашвили и его соратники однозначно расценили данные поправки как «измену родине и потакание Москве».

В предвыборной программе перед парламентскими выборами 2012 года коалиция «Грузинская мечта» обещала положить конец многократному перекраиванию Конституции и законодательства в угоду интересам правящей силы, но за время собственного правления внесла в основной закон и действующее законодательство много новых изменений. В частности, конституционными поправками были урезаны и ограничены полномочия президента как главы государства, чему активно противился первый президент от коалиции «Грузинская мечта» Георгий Маргвелашвили, неоднократно накладывавший на эти поправки вето. Но парламентскому большинству удавалось каждый раз преодолевать вето «непослушного» президента.

«Грузинская мечта» обещала покончить с однопартийным, единоличным и авторитарным правлением, которое было установлено «Единым национальным движением», но сегодня ее оппоненты критикуют нынешнюю власть за неформальное правление, за которым скрываются личность и интересы председателя правящей партии Бидзины Иванишвили.

И еще одно обещание, о котором часто напоминают олигарху его оппоненты, касается экономического состояния страны и улучшения благосостояния населения. Придя к власти и оценив оставленное «Единым национальным движением» наследие, на одной из своих пресс-конференций в ранге премьера Бидзина Иванишвили сообщил, что бюджет, оставшийся от ЕНД, практически пуст, поэтому первый год правления «Грузинской мечты» будет для населения Грузии тяжелым.

«Второй год будет ощутимо лучше. На третий год большая часть населения почувствует улучшение на собственном кармане. А четвертый год будет очень хорошим», — пообещал Бидзина Иванишвили. Но население Грузии претворения в жизнь этой экономической «формулы» так и не увидело. Каждый следующий год был тяжелее предыдущего. Курс национальной валюты Грузии неуклонно падал и продолжает падать, цены растут, роста зарплат и пенсий, соответственно, инфляции не происходит, соответственно, карманы пустеют гораздо раньше, чем в прежние времена. Единственное позитивное в экономике, что наблюдают рядовые граждане, — активное строительство и открытие объектов, прямо или косвенно связанных с лидером правящей партии или его окружением.

«Грузинская мечта» провела много реформ, но значительная часть этих реформ вызвала негативные оценки у независимых экспертов и оппозиции. Особенно это касается реформы судебной системы, в которой несмотря на законодательные поправки остался в строю прежний состав судейского корпуса, в свое время выносивший вердикты в угоду правительству Саакашвили. Из-за этой реформы ряды правящей партии покинули многие бывшие соратники, которые в критике действий властей в этом направлении присоединились к оппозиции.

Еще одно изменение, которого настоятельно требовала оппозиция и которое заключалось в переходе на пропорциональную систему выборов парламента, оппонентам «Грузинской мечты» удалось «выбить» при активном содействии западных партнеров – ЕС и США. Правда, требование было удовлетворено не до конца, но в результате принятых парламентом (точнее парламентским большинством «Грузинской мечты», так как оппозиция от участия в утверждении законопроектов отказалась) очередных поправок в Конституцию, нынешние выборы будут проходить по новой избирательной системе. Вместо прежних 77 депутатов по пропорциональным спискам и 73 мажоритариев в парламент созыва 2020 года будут избраны соответственно 120 и 30 депутатов. Для прохождения той или иной партии в законодательный орган установлен достаточно низкий, 1% избирательный барьер. А для формирования парламентского большинства и однопартийного правительства введен 40% порог, и в случае, если ни одна партия в отдельности не наберет более 40% голосов, в Грузии будет сформировано коалиционное правительство.

Сегодня, когда Грузия отчаянно борется с пандемией, перейдя от тактики сдерживания вируса к тактике адаптации и управления вирусом, вопрос проведения выборов и исход этих выборов приобретают особое значение. Правда, со стороны отдельных политиков и даже от омбудсмена прозвучало неожиданное предложение перенести выборы на более благоприятный с эпидемиологической точки период. Но «Грузинская мечта» сегодня такую возможность исключает и подчеркивает, что выборы пройдут в назначенный срок и с соблюдением всех необходимых мер безопасности и норм демократии.

В собственной победе на нынешних выборах уверены и правящая партия, и ее главные оппоненты. «Грузинская мечта» опирается на исследования общественного мнения, проведенные самой партией, а также лояльно расположенными к ней телекомпаниями «Имеди» и «Рустави 2». Оппозиция же ссылается на те опросы, которые были проведены по заказу телеканала «Мтавари», сформированного из бывшего состава телекомпании «Рустави 2» и перенявшего от нее эстафету рупора партии экс-президента Саакашвили. Согласно последним, «оппозиционным» опросам, «Грузинская мечта» наберет на выборах не более 25% голосов, и сумма голосов оппозиционных избирательных субъектов обеспечит ее поражение и формирование в Грузии коалиционного правительства. В победе объединенной оппозиции уверен и экс-президент Михаил Саакашвили, который посредством видеосвязи подключается почти к каждой предвыборной встрече своих соратников с избирателями и обещает не только вернуться на родину, но и возглавить будущее правительство Грузии.

В заключение отметим: «Грузинская мечта» подходит к концу второго срока своего правления. Ни одному из ее предшественников превысить этот срок пока не удавалось. Сумеет ли партия Иванишвили «нарушить эту норму молодой грузинской демократии», станет ясно всего через несколько дней.

Михаил Минадзе