Сегодня вся наша жизнь проходит в режиме онлайн – обучение, лечение, работа, всяческие встречи и конференции… Вот и прошедшая на днях встреча министров иностранных дел стран-участниц Североатлантического альянса прошла именно в этом режиме. На встречу был приглашен и глава внешнеполитического ведомства Грузии Д. Залкалиани.

Кому-то это может показаться странным (ведь наша страна не член НАТО), но, если присмотреться в каком именно направлении в последнее время особо проявляется активность этого военно-политического блока, то все встанет на свои места. Именно наш регион представляет сферу особых интересов сильных мира сего, а наша страна из-за своего выгодного геополитического местоположения – зона особого внимания.

Об этом же свидетельствуют и слова генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, сказанные им после встречи: «Регион Черного моря имеет стратегическую важность для НАТО, для всех его членов. Мы также тесно сотрудничаем с двумя нашими партнерами, Грузией и Украиной, в этом регионе».

Озабоченность наших западных партнеров понятна – речь идет о контроле над важнейшим транспортным коридором, через который проходят грузопотоки с Востока на Запад и обратно, где проложены трубопроводы (к примеру, Баку-Тбилиси-Джейхан), обеспечивающие энергетические потребности многих европейских стран. Да и особое геополитическое положение нашей страны не впервые в многовековой истории становится фактором, определяющим внешнеполитическую ориентацию.

Сегодня она (т.е. ориентация) однозначно направлена на Запад, и участие главы нашего внешнеполитического ведомства в вышеназванной встрече явное тому подтверждение. «На встрече министров иностранных дел стран НАТО все министры единодушно признали значительный прогресс, достигнутый страной на пути интеграции в Североатлантический альянс. Решение саммита в Бухаресте в 2008 году о том, что Грузия обязательно станет членом НАТО, было подтверждено», — сказал после встречи министр иностранных дел Д. Залкалиани.

И действительно, если считать за прогресс готовность нашей страны участвовать во всех миссиях этого военно-политического блока, то мы превзошли даже самих членов альянса. К примеру, наш военный контингент в Афганистане, где наши ребята охраняют важнейшую военную базу в Баграме, уступает по численности только американским подразделениям. Мы также принимаем активное участие во всех совместных военных учениях под эгидой НАТО, проводим командно-штабные учения и многое другое.

А вот что мы получаем взамен? Ответить на этот вопрос нашим нынешним правителям не так-то просто. Каждый раз, когда речь заходит об обещаниях «обязательно принять в ряды альянса», у нас предпочитают или промолчать, или начинают рассуждать о «этапах», которые надо пройти, чтобы достичь вожделенного членства. Сейчас, как нам объяснил глава внешнеполитического ведомства, нам, оказывается, присвоили статус страны-аспиранта.

Если вспомнить, что в научной сфере это звание предшествует званию «кандидата», за которым следуют более весомые регалии, то становится ясно, что до звания профессора нам еще очень далеко. Впрочем, кто знает – может статься так, что военно-политические интересы альянса вынудят его руководство закрыть глаза на многие проблемы, которые несомненно можно при желании обнаружить в наших внутренних делах, и они откроют перед нами свои двери? Ну, как это произошло после недавних парламентских выборов, когда наши главные партнеры не заметили никаких существенных нарушений.

От Чхартишвили Валерий

Журналист, педагог