2020 год оказался испытанием для всеобъемлющей общественной и частной деятельности людей. С первых месяцев этого года правительства разных стран повсеместно вводили ограничения на перемещение, жёсткие меры в виде социальной изоляции и чрезвычайного положения, впоследствии чего закрывались общественные пространства, организации, в том числе учебные заведения.

Пандемия Covid-19 стала своего рода тест-драйвом для цифровой системы образования, и, к сожалению, многие провалились. Причиной оказалось отсутствие опыта работы в условиях дистанционного образования, и поспешный переход сказался как на преподавателях, так и на их подопечных. Вторым поводом можно смело считать неспособность системы образования обеспечить всецелую доступность образования, поскольку, во-первых, бюджет министерства и без того испытывает дефицит в соотношении с реально необходимыми расходами. В 2020 году бюджет Министерства образования и науки Грузии составил примерно 1.8 млрд. лари, половина из которого распределилась на сферы дошкольного и среднего образования, остаток — на профессиональное и высшее. Очевидно, что это одна из причин, по которой система не смогла эффективно ответить на вызовы пандемии в условиях перехода к дистанционной форме обучения. Тут же следует отметить, если ученики школ и вузов смогли получить доступ к образованию онлайн, то дошкольное и профессиональное образование прервалось, поскольку детские сады были закрыты, а колледжи предполагают очное обучение.

Ещё один интересный и не менее важный аспект относительно доступности образования — что случилось с незащищёнными группами нашего общества? Инклюзивность образования является неотъемлемой частью той стратегии, которую развивают наши политические институты, в том числе Министерство образования, науки, культуры и спорта.

В стратегии образования 2017 — 2021 годов Министерство предлагает стратегическую программу развития системы образования на всех уровнях, однако, как они сами отмечают, наравне с возможностями реформы существует ряд рисков. Очевидно, что Covid-19 внесёт свои коррективы и последствия будут оценены и приняты к сведению, а сейчас имеем то, что имеем. Согласно информации, предоставленной UNICEF Грузии, для 15 % школьников дистанционное образование оказалось недоступным ввиду технической неоснащённости.

В то же время обучение людей с ограниченными способностями предполагает отличные от традиционных методы и технологии, обеспечить которыми их не удаётся не только в Грузии, но, если исходить из исследования Национального союза студентов Великобритании, то и в самом туманном Альбионе не всё так ясно.

Этот год оказался достаточно сложным, полным вызовов, отвечать на которые обществам приходилось без долгих размышлений и возможности оценить издержки. 2020 год для системы образования стоит запомнить именно как тест её возможностей в турбулентных условиях.

От Скворцова Нино

Корреспондент Пресс-клуба в Грузии