Одной из самых чувствительных тем в отношениях России и её партнёров является вопрос поставок российских энергоресурсов. Особенно в отношениях Москвы с теми партнёрами по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС), которые не обладают собственными месторождениями газа и нефти и полностью зависят от российского газа — Армения и Белоруссия. 

Равнение на Европу 

Особо бурная дискуссия на тему поставок российского газа развернулась в армянских СМИ и соцсетях весной прошлого года. Когда на фоне начала пандемии коронавируса и экономических проблем по всему миру рухнули мировые цены на газ и нефть. И вышло так, что, согласно своим контрактам с «Газпромом» (в случае с Арменией 165 долларов за тысячу кубометров), страны ЕАЭС платили за российский газ дороже, чем страны Западной Европы. И тогда начали активно звучать голоса, что Армении также следует по примеру европейских стран перейти от долгосрочных контрактов к спотовым ценам на газ. Что, якобы, обеспечит Армении более выгодные условия закупок газа. 

Вице-премьер Мгер Григорян отправил 31 марта прошлого года письмо главе «Газпрома» Алексею Миллеру с просьбой начать переговоры о снижении цены на российский газ. Мотивируя это ухудшением социально-экономической ситуации в Армении в связи с последствиями пандемии коронавируса и сокращением объемов потребления энергоресурсов, а также дружественными отношениями двух стран.

Примечательно, что этому письму ранее предшествовало обсуждение премьер-министром Армении Николом Пашиняном с президентом Белоруссии Александром Лукашенко вопроса поставок газа из России. И хотя пресс-служба главы армянского правительства была очень сдержана при освещении этих переговоров Пашиняна и Лукашенко, то пресс-служба белорусского президента была довольно откровенна. Сообщив, что Ереван и Минск  «констатировали завышенный уровень цен на природный газ, отметив, что он, очевидно, не соответствуют мировому уровню и складывающейся ситуации в целом».

Месседж Лаврова и ответ рынка 

Следует отметить, что спустя примерно три недели после письма армянских властей «Газпрому» министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что снижению цены на газ для Армении мешают тарифы и уголовные дела в республике против российских компаний. На вопрос, почему Москва снижает цену на газ для стран Евросоюза, однако не делает этого для стран ЕАЭС, в частности Армении, Лавров ответил: «Вопрос понятен, и я вижу логику. Но надо тогда уж быть логичным до конца. Когда цена, которая сейчас есть для Армении, для Белоруссии, была в 2-3 раза ниже рыночной, это воспринималось как данность. И никто не говорил о том, что это политика. Все говорили: «Нам так положено».

Я считаю, что союзники, конечно же, должны получать преимущества экономические, никаких сомнений у меня здесь не возникает. Но когда цена ушла туда, где она сейчас находится, есть какие-то контрактные обязательства, и я убежден, что в ходе рассмотрения обращений, а они были в последнее время и со стороны белорусских друзей, и со стороны армянских, наши союзнические отношения, конечно же, принимаются во внимание. Но неправильно, наверное, вспоминать об этом только тогда, когда ситуация становится диаметрально противоположной той, которая была еще 3-4 года назад, в периоды, когда, в общем-то, этот механизм ценообразования формировался с полным учетом союзнических обязательств».

Примечательно, что Лавров прямо связал вопрос цены на газ с уголовными делами против российских компаний в Армении: «ну и если уж мы о союзничестве, то, наверное, союзничество должно проявляться во всех областях. Если говорить про экономику, то мы очень рассчитываем, что те судебные процессы, которые начались за последние пару лет в Армении в отношении совместных предприятий, включая ЮКЖД, что они будут урегулированы без каких-либо попыток привнести туда вещи, которые не подобают между союзниками. Я об этом очень откровенно говорю, потому что несколько сложных ситуаций сложилось, в которые попали российские компании. И, надеюсь, что все эти вопросы мы будем регулировать к обоюдному удовлетворению».

Самый наглядный ответ, почему для постсоветских стран переход на спотовые цены невыгоден, дают нынешние цены на газ на европейском рынке — в районе 500 долларов за тысячу кубометров (несколько раз цена перевалила за 500 долларов). В целом, в 2021 году контракт «на день вперед» на газовом хабе TTF в Нидерландах в среднем стоит 299 долларов за тысячу кубометров. 

Экспертный взгляд 

Президент НКО «Институт энергетической безопасности», доктор политических наук Ваге Давтян в беседе с Пресс-клубом «Джейран Медиа» прокомментировал, почему Армении невыгодно, да и невозможно сейчас перейти на спотовые цены на газ. 

«Газотранспортная отрасль в Армении, особенно ее ценовая составляющая продолжает обрастать различным мифами, призванными затушевать провальную по сути политику властей в данной сфере. Один из ключевых мифов был сформирован в 2020 году во время »апрельского шока», когда в результате резкого падения цен на энергоносители в мире цена на газ на европейском спотовом рынке достигла 40-50 долларов за 1000 кубометров. Сразу после этого власти Армении обратились с письмом к главе »Газпрома» Миллеру с просьбой пересмотреть ценовую политику по отношению к Армении в связи со сложившейся мировой рыночной конъюнктурой. 

Разумеется, дело дальше письма не пошло, так как для применения плавающих спотовых цен прежде всего необходимо переформатировать собственный рынок, интернировавшись в биржевую торговлю. В Армении такая финансовая инфраструктура пока находится на начальной стадии становления. 

Модель, по которой Армения закупает газ из России, условно можно назвать долгосрочно-контрактной, по которой Россия торгует с основными своими партнерами на постсоветском пространстве. Предложение армянской стороны применить спотовые цены было следствием поверхностных знаний о мировом рынке. Решив, что применение спотовых цен может привести к сиюминутному эффекту, армянская сторона не приняла во внимание, что спотовые цены меняются каждый час. 

Резко упав во время первой волны пандемии, цены резко поднялись уже в начале 2021 года, перевалив за 1000 долларов на азиатских рынках. Что касается европейского рынка, то здесь цена сегодня переваливает за 500 долларов, что обусловлено наличием в европейских ПХГ (подземные хранилища газа) запасов газа, купленного еще при низких ценах, а также ограничением поставок по Ямал-Европа.  

Следовательно, действующая сегодня на армянской границе цена в 165 долларов (за тысячу кубометров) – ниже рыночной. 

Однако миф о спотовых ценах продолжает подпитываться, что имеет преимущественно политический характер. Цель – в распространении антироссийских настроений в Армении, что представляется совершенно очевидным», — отметил эксперт. 

По его словам, другой миф – в целесообразности отказа от российского газа с переходом на иранский газ ввиду якобы низкой цены последнего. «Сама по себе такая концепция может выглядеть весьма симпатичной для ангажированных дилетантов. Однако есть ряд факторов, которые следует учесть. Во-первых, в рамках бартерной сделки »газ в обмен на электроэнергию» применяется цена примерно в 165 долларов за 1000 кубометров, т.е. столько же, сколько стоит российский газ. Во-вторых, есть проблема с калорийностью газа. По данному показателю иранский газ традиционно уступает российскому. В-третьих, газопровод Иран-Армения находится на балансе российской компании »Газпром-Армения»; это означает, что Москва так или иначе является актором в армяно-иранском энергодиалоге. 

Наконец, в-четвертых, трудно представить, что для закрепления позиций на достаточно скромном с точки зрения потребления армянском рынке (1,8-2 млрд куб.м ежегодно) Тегеран захочет создать конкуренцию Москве. Геополитически это будет не опрометчиво»,- заявил Давтян.

Эксперт также отметил, что третий миф в газотранспортной сфере Армении связан с формированием общих энергетических рынков ЕАЭС. «На уровне премьер-министра Армении то и дело звучат заявления о необходимости перехода на единый тариф в Союзе, что никоим образом не вписывается в стратегию евразийской интеграции. Достаточно обратиться к программе формирования общего рынка газа ЕАЭС от 2016 г., чтобы убедиться, что речь в ней идет исключительно о единых тарифах на транзит. Что касается внутренних тарифов, то вопрос этот регулируется национальным регулятором. 

О преждевременности развития дискурса о едином тарифе в 2019 году в Ереване заявил также Владимир Путин, подчеркнув, что для подобного уровня интеграции необходима едина финансовая система, чего в обозримом будущем не предвидится»,- заявил он.

Эксперт также прокомментировал переговоры двух стран по цене на поставляемый в Армению газ. «Что касается переговоров Еревана с Москвой вокруг цен на газ, то лично я не думаю, что они имеют место быть. То, что армянские власти называют переговорами, более похоже на одностороннюю коммуникацию. »Газпром» принимает решение по цене исходя из текущей, преимущественно политической обстановки в Армении. 

В свою очередь, армянская сторона не имеет конкретной и четкой позиции по цене, вокруг которой могли бы проходить переговоры. Она не обозначает свои красные линии. Переговоры с Москвой вокруг цена на газ из стран постсоветского пространства весьма успешно ведут Минск, Кишинёв и даже Тбилиси, для которого »Газпром» в прошлом году сделал скидку на 15%. 

Думаю, что для »Газпрома» сегодня сложилась достаточно благоприятная обстановка, особенно с учетом того, что в основу бюджета компании на 2021 г. заложена экспортная экспортная цена 170 долл. При грамотном ведении переговоров армянская сторона могла бы добиться понижения цены примерно на 15 долларов в 2021 г., что могло было быть аргументировано необходимостью оказания помощи со стороны стратегического союзника Армении, переживающей поствоенный шок. Однако очевидно, что действующая власть не располагает ни политическим, ни технократическим ресурсом для продвижения этой стратегии. По всей вероятности, в следующем году цена на газ для Армении останется на уровне 165 долларов» ,- заключил Давтян.

От Халатян Айк

Политический обозреватель