29 сентября в Сочи состоится встреча президента Турции Реджепа Эрдогана с президентом России Владимиром Путиным. 

Пресс-секретарь Владимира Путина сообщил, что повестка дня будет весьма обширна – от двухсторонних отношений до региональных конфликтов.

В перечне обсуждаемых вопросов ситуация в сирийском Идлибе, ход выполнения договоренностей по Нагорому Карабаху, положение в Ливии и непризнание Турцией выборов в Госдуму в Крыму. Кроме прочего, еще в конце августа Реджеп Эрдоган сообщил, что в ходе предстоящего визита в Россию намерен обсудить детали закупки второго полка зенитно-ракетного комплекса С-400. 

Выборы в Крыму

20 сентября МИД Турции подчеркнул, что выборы в Госдуму России, прошедшие на территории Крыма, не имеют юридической силы для Анкары.

22 сентября, выступая на Генассамблее ООН, Эрдоган заявил, что Турция не признаёт Крым российским. В своем выступлении он затронул и проблему соблюдения интересов крымских татар, призвав не ослаблять усилий в вопросе защиты прав национальных меньшинств.

Реакция официального Кремля была предсказуемой, но сдержанной. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков сказал, что Москва не приемлет подобные высказывания турецкой стороны. Он также выразил надежду, что Анкара в будущем изменит свою позицию. 

Однако эксперты едины во мнении, что заявления Эрдогана носят популистский характер и не повлияют на атмосферу предстоящих переговоров.

По мнению члена Комитета Государственной Думы по международным делам Светланы Журовой, несмотря на разногласия по поводу Крыма, Турция и Россия продолжают оставаться стратегическими партнерами, а президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский сказал, что эти разногласия не сильно повлияют на российско-турецкие торговые отношения.

По мнению экспертов, с большой долей вероятности в Сочи стороны обсудят также ситуацию в Афганистане.

Сирия

Ожидается, что центральным вопросом на встрече турецкого и российского лидеров будет вопрос об урегулировании в Сирии – беженцах и выводе иностранных воинских контингентов. Об этом Эрдоган будет говорить и с Путиным, и с другим сторонником сирийского режима — президентом Ирана Раиси.

Ситуация в Сирии, а точнее в мухафазе Идлиб, резко обострилась в конце февраля, после того, как правительственные силы нанесли удар по готовящимся к наступлению турецким войскам и незаконным про-турецким формированиям, оппозиционным Башару Асаду. В результате авиаудара погибло тридцать три турецких военнослужащих.

Положение стабилизировалась лишь после визита 5 марта в Москву Эрдогана. Тогда президенты России и Турции договорились в Москве о перемирии в зоне конфликта – остановить боевые действия, отвести войска и создать коридор безопасности вдоль шоссе «Латакия — Алеппо». Более того, турецкие и российские военные стали выезжать на совместное патрулирование.

После той мартовской встречи лидеров двух стран нападения подконтрольных Турции боевиков на сирийские правительственные войска стали происходить реже, однако Идлиб остается разделенным на две части.

14 сентября, на встрече с сирийским президентом Асадом, Путин назвал иностранные вооруженные силы, присутствующие на территории Сирии, главной преградой для восстановления мира в стране. Сирийский МИД заявил, что считает турок оккупантами, которые поддерживают террористов в Идлибе. 

Через неделю после заявления Путина Турция направила в Идлиб более тысячи солдат и военную технику. Официальный повод — сдерживание увеличившегося потока беженцев.

Политолог Алексей Малашенко в беседе с пресс-клубом «Джейран медиа» отметил, что таким образом Эрдоган дал понять, что не собирается уступать требованиям официального Дамаска и пожеланиям Москвы, а будет использовать свои войска для сдерживания курдских повстанцев и радикалов.

«Скорее, на переговорах речь будет идти о компромиссах и условиях, например, о новых местах дислокации турецких сил и т. п. Турки останутся в Сирии не только потому, что это вопрос престижа нынешнего руководства, но и потому, что военное присутствие Турции в регионе – это инструмент влияния на всю ситуацию на Ближнем Востоке, а кроме того – предмет возможного торга по другим, более масштабным, проблемам», — сообщил эксперт.

Ливия

Что касается ситуации в Ливии, то и там вряд ли стоит ожидать каких-то «прорывных» решений. Как известно, Россия поддерживают ливийскую национальную армию Халифы Хафтара, а Турция — правительство национального согласия, возглавляемое Фаизом Сараджем.

По словам Малашенко, урегулирование ситуации в Ливии усложняется присутствием там и других крупных игроков — Египта, Франции, ОАЭ, Италии, Катара, ООН, и в ближайшее время ни Турция, ни Россия не станут выводить своих советников из этой страны.

«Скорее всего, Ливия останется под контролем разных сил. Сегодня это уже не государство, а пространство, и, возможно, в перспективе Ливия будет разделена на несколько самостоятельных территорий. В целом вопрос урегулирования в Ливии, как и в Сирии, – это части большого комплекса взаимосвязанных проблем, на разрешение которых уйдут годы», — сказал эксперт.

Нагорный Карабах

Ещё одна важная проблема, которая станет предметом переговоров в Сочи, – это ситуация в Нагорном Карабахе.

Эксперты считают, что помимо обсуждения вопросов, связанных с работой совместного мониторингового центра в Агдамском районе Азербайджана и присутствием в зоне конфликта российских миротворцев, стороны затронут и проблему разблокировки транспортных коммуникаций между участниками конфликта и сопредельными странами.

Высказывая своё мнение о ситуации вокруг Нагорного Карабаха, Алексей Малашенко сказал:

«Многое в вопросе урегулирования в Нагорном Карабахе зависит от Армении: от того, возобладает ли там точка зрения «недовоевавших» за Карабах групп или Ереван поймёт, что развивать сотрудничество с соседями выгоднее, чем воевать. Словом, и здесь тоже необходимо приходить к компромиссам».

По мнению главного научного сотрудника Института всеобщей истории РАН Артёма Улуняна, обсуждение коснется вопроса разблокирования, а точнее строительства транспортного коридора через Сюникскую область Армении, так называемого Зангезурского коридора, против которого активно выступает армянская сторона. Азербайджанская же сторона всячески торопит положительное решение данного вопроса, в чем ее поддерживает Турция.

По словам Улуняна, судя по отсутствию утечек и инсайда, такие вопросы, как признание Крыма частью России и турецкое военное присутствие в Нахичевани, вполне могут стать предметом торга на предстоящих переговорах.

Несмотря на риторику Эрдогана, Анкара не хочет рисковать отношениями с Москвой. Для Турции очень важны отношения с Россией, как с одним из ключевых экономических партнеров и как с той страной, у которой Турция закупает современное вооружение.

Противоречия между Россией и Турцией в Сирии и на Южном Кавказе перевешиваются выгодами от сотрудничества в энергетической (газовые трубопроводы «Голубой поток» и «Турецкий поток»), туристской (7 млн. российских туристов в 2019 году), торгово-экономической (объем торгового оборота между странами превышает 20 миллиардов долларов) и военной сферах (поставка Эрдогану Россией зенитно-ракетных комплексов С-400).

Российско-турецкие отношения, в отличие от отношений Турции с ЕС и США, характеризуются реализацией крупномасштабных стратегических проектов, что придает им особое значение. Кроме того, накопившиеся претензии и противоречия у Анкары и Запада и отказ Эрдогана от тотального следования западному курсу требуют наличия альтернативных альянсов и союзников.