О недавних событиях в Казахстане, о роли ОДКБ в нормализации ситуации и о внешних силах, заинтересованных в ее дестабилизации «Джейран медиа»поговорил с политологом, международником, бывшим экспертом аналитического центра “Орбели” Андраником Ованнисяном, который временно проживает в Казахстане.

— Какова сейчас обстановка в Казахстане?

— На данный момент ситуация постепенно стабилизировалась. Стычки и противостояние прекратились. Основная часть противостояний происходила на юге Казахстана, в частности в городе Алматы. Это произошло, когда в январе цены на газ взлетели почти в два раза, и, естественно, это стало причиной, чтобы часть людей выступили с конкретными требованиями. И стоит отметить, что эти требования были услышаны властями Казахстана, и цена на газ была заморожена и снижена. Изначально это движение, зародившееся как социально-экономическое, было подхвачено рядом внутренних и внешних сил, которые заинтересованы в том, чтобы в Казахстане была дестабилизация ситуации, хаос. Они преследуют свои маргинальные цели. Но, к счастью, они не смогли добиться этих целей, и властям удалось взять под контроль ситуацию по всей территории Казахстана.

— По заявлению президента Казахстана Токаева, страну захватили террористические группировки. Так ли это было на самом деле?

— После того как справедливые требования граждан были услышаны и реализованы, более того в отставку отправили правительство Казахстана, протестную волну попытались взять под свой контроль люди, называющие себя оппозицией. Многие из них даже не проживают в Казахстане. Они извне Казахстана направляли людей, подталкивали  к провокационным, незаконным действиям, которые привели бы к нарушению конституционного строя в Казахстане. Была попытка проведения государственного переворота. Было множество людей с криминальным прошлым, которые пришли участвовать в акциях протестов с целью мародерства, были также экстремисты. Ни для кого не секрет, что с 91-го года, после приобретения независимости ряда стран, в стране финансировались экстремистские движения, создавались ячейки, в том числе Турцией и рядом арабских стран. И эти ячейки существовали несмотря на то, что казахстанские власти вели с ними борьбу. И сегодня мы их увидели в действии.

— Для подавления бунта впервые были задействованы миротворческие силы ОДКБ. В страну был введен миротворческий контингент ОДКБ. Как население отреагировало на это?

— Введение миротворческого контингента ОДКБ в Казахстан не было нарушением внутренних законов, международных обязанностей. Казахстан является полноправным членом ОДКБ, и в соответствие с уставом ОДКБ у него есть полное право реализовывать любую статью. В данной ситуации Казахстан попросил помощи у ОДКБ, так как внутри страны ситуация достигла уже той отметки, что была попытка проведения государственного переворота со стороны криминально-экстремистских элементов. И мы понимаем, чего бы это стоило не только Казахстану, но и всей Центральной Азии, а также России, Китаю. Хочу отметить, что миротворческий контингент ОДКБ не занимался подавлением бунта. Таких обязательств и обязанностей перед миротворцами не стояло. Главной задачей было обеспечить безопасность стратегических объектов в Казахстане. И свои обязательства они реализовали в полной мере. Если говорить о настроениях в обществе, то в целом рядовые граждане положительно отнеслись к тому, что миротворческий контингент прибыл в Казахстан и помог властям Казахстана подавить сопротивление этих криминально-экстремистских элементов, подавить хаос и беспредел, которые творились во второй столице, крупнейшем городе Казахстана Алматы. И сегодня эти люди благодарны, что мир, спокойствие и безопасность вновь вернулись в Казахстан.

— В связи с последними событиями также говорят о противоречиях, которые были между нынешним президентом Токаевым и бывшим президентом Назарбаевым. В чем они состояли?

— Очень много мнений звучит по этому поводу. Зачастую разные и противоречивые со стороны экспертов и аналитиков. Здесь стоит отметить, что каких-то фундаментальных противоречий между нынешними и предыдущими властями во главе с первым президентом Назарбаевым нет. Их быть не может, потому что цели у обоих лидеров одни — это обеспечить безопасность Казахстана и его жителей, создать атмосферу уважения и толерантности внутри казахстанского общества, что мы увидели на фоне событий, которые происходили в Казахстане. Не было ни одного случая межнациональных столкновений. Поэтому я считаю, что фундаментальных противоречий нет, но, возможно, есть какие-то политические противоречия, но я думаю, что они не достигнут той отметки, чтобы началась междоусобная война.

— А какова ситуация с армянской общиной? Есть ли пострадавшие?

— Я постоянно поддерживаю связь с лидерами армянских общинных организаций по всей территории Казахстана. И, насколько мне известно, жертв и пострадавших в результате последних событий нет. Были попытки нападения на имущество, которое принадлежало представителям армянской общины, но оно не было целенаправленно, не было попыток армяноненавистнических, армянофобских действий. Пострадали все граждане Казахстана, невзирая на их этнорелигиозное происхождение. Порядка 200 млн долларов нанесен ущерб только в Алматы. А по всей территории Казахстана ущерб достигает около 210-215 млн долларов.

— В связи с тем, что были введены миротворческие силы ОДКБ, и они на практике показали свой потенциал, можем ли говорить об изменении роли ОДКБ, ее имиджа, так как было очень много критики в связи с ситуацией в Армении и в Карабахе. Организацию обвиняли в бездействии.

— Я думаю, что привлечение миротворческого контингента ОДКБ доказало эффективность данной организации несмотря на ту критику и попытку нанести ущерб ее имиджу, которые  на протяжении десятилетий финансировались внешними силами, в том числе со стороны западных государств и США. На данный момент мы можем отметить, что миротворческий контингент в полной мере реализовал те цели и задачи, которые были поставлены перед миротворцами. Что касается Армении, то, естественно, мы понимаем те эмоции, которые исходят от наших рядовых граждан, соотечественников. Но главная проблема кроется в том, что нынешние власти, режим Пашиняна полностью в официальной форме не обращается к ОДКБ для того, чтобы получить помощь, и об этом неоднократно было сказано со стороны руководства ОДКБ и Москвы. Что мешает нынешним властям Армении, как это сделал президент Казахстана, официально обратиться и получить официальный ответ. Я думаю, что эти причины кроются именно в действии тех людей, которые находятся у власти, а не в том, что есть какие-то препятствия со стороны ОДКБ.

— Турция не скрывает своих претензий усилить свое влияние на тюркские государства. Можно ли считать, что Турция ослабила свои позиции во внешней политике в целом после подавления бунта в Казахстане?

— Если мы подходим к этому вопросу с исторической точки зрения, то единого тюркского государства, которое начиналось бы с Адриатического моря и заканчивалось Тихим океаном, о котором говорят как о Великом Туране, никогда не существовало. Противоречия между племенами всегда были, и спор предков современных турок, азербайджанцев и тюрок Центральной Азии вынудили некоторых из них мигрировать из Центральной Азии в Армянское нагорье, Иранское нагорье, Малую Азию и там создавать свои государства. Эти противоречия никуда не исчезли. Единства тюрок, о котором говорят турецкие власти, нет. К созданию Великого Турана нужно подходить очень скептически, потому что создание такого мощного государства требует колоссальных ресурсов, которых у Турции как у государства, которое пытается быть лидером этого мира, нет. Поэтому здесь, в Центральной Азии, был нанесен ущерб интересам Турции, но говорить о том, что турецкий фактор полностью был вытеснен из Казахстана, будет необъективно.

От Бабуханян Заруи

Политический обозреватель