Пресс-клуб «Джейран Медиа» в беседе c кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником и руководителем Восточного Культурного Центра Института востоковедения РАН, доцентом кафедры современного Востока и Африки Российского Государственного Гуманитарного Университета Раванди-Фадаи Ланой попытался обсудил основные итоги визита министра иностранных дел Азербайджана в Иран, выявить основные сферы взаимодействия между двумя странами, более подробно узнать о формате «3+3» и «Иран-Азербайджан-Турция», а также оценить недавно прошедший визит секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шахмани в Ереван. 

— 4 июля состоялся официальный визит Джейхуна Байрамова в Иран. Как Вы можете оценить итоги данного визита, удалось ли сторонам преодолеть критическую отметку и выйти на новый уровень взаимоотношений, в первую очередь в региональной повестке?

— Ирану и Азербайджану по итогам визита министра иностранных дел Азербайджана Джейхуна Байрамова в Тегеран и переговоров с его иранским коллегой Хосейном Абдоллахияном действительно удалось выйти на новый уровень взаимоотношений в плане регионального взаимодействия и подвести итоги предыдущего сотрудничества. Так, Байрамов отметил, что по итогам 2021 года товарооборот между двумя странами вырос на 30%, а в первом полугодии 2022 года — на 18%. Была отмечена важность совместных транспортных проектов, в том числе в рамках Международного транспортного коридора Север-Юг. Было подчеркнуто в качестве позитивного момента двусторонних отношений, что некоторые иранские компании участвуют в восстановлении освобожденной в 2020 г. части Нагорного Карабаха. Абдоллахиян в свою очередь заявил об успешном продолжении сотрудничества между двумя странами в различных сферах, в том числе в областях экономики, торговли, транспорта, энергетики. Например, планируется скорейшее завершение строительства гидроэлектростанций Худаферин и Гыз-Галасы.

— Энергетика и транзит являются двумя ключевыми вопросами в экономическом сотрудничестве Ирана и Азербайджана. В марте этого года был подписан меморандум о строительстве мостов через Араз. В 2024 году планируется завершение строительства двух ГЭС и т.д. Недавно состоялся визит министра энергетики Ирана в Азербайджан. Как Вы можете оценить текущий уровень торгово-экономических и транзитно-логистических взаимоотношений? Какие вопросы остаются неулаженными?  

—  Уровень торгово-экономических и транзитно-логистических взаимоотношений Ирана и Азербайджана можно оценить как стабильно развивающийся, несмотря на некоторые сложности. Но эти взаимоотношения пока еще развиты недостаточно, и есть очень большой потенциал для их дальнейшего развития, особенно в плане роста товарооборота.

В Азербайджане обосновались и ведут свой бизнес более тысячи иранских компаний. Они уже инвестировали в экономику страны более 3,4 млрд долларов (по данным на конец 2021 г.). 250 тыс. иранских туристов посетили Азербайджан в 2019 г., до пандемии. Культурные схожести также способствуют активизации двусторонних отношений. Однако товарооборот с Ираном составляет всего 1,5% внешнеторгового оборота Азербайджана, и существуют перспективы его резкого увеличения. Судя по статистике, товарооборот в настоящее время устойчиво растет.

В марте этого года было подписано соглашение о строительстве транспортного коридора, соединяющего Нахичеванскую область с остальной территорией Азербайджана через Иран, в связи с чем Зангезурский коридор (через Армению) может утратить актуальность. Он также значительно повышает важность иранских транспортных путей для Азербайджана.

Пока еще полностью не реализовано строительство железнодорожной ветки Астара – Решт – Казвин. Этот проект не только предоставит Тегерану возможность железнодорожного сообщения со странами Южного Кавказа, но и станет региональным участком международного транспортного коридора «Север – Юг». Существуют оценки, что после ввода в эксплуатацию данной линии время на транспортировку грузов сократится более чем в 2 раза. Иран и Азербайджан постоянно заявляли о скорейших сроках реализации, однако иранская сторона медлила со строительством на своей территории. Только после получения Тегераном в 2018 году кредитных средств от Баку в марте 2019 года было открыто направление Решт – Казвин. Точное определение путей участка Решт – Астара (Азербайджан) произошло на встрече в начале августа 2019 года министра дорог и городского развития ИРИ М. Эслами с азербайджанским коллегой. Этот участок особенно важен для Азербайджана, поскольку открывает возможность железнодорожного сообщения с Нахичеванью. По данным СМИ, Баку предоставит Тегерану кредит в размере 500 млн долл. на его строительство и оснащение оборудованием. Реализация данного железнодорожного проекта позволит Ирану увеличить товарооборот с Азербайджаном, который на 2021 г. составил около 400 млн. долл. в год.  

— В СМИ появилась информация о готовящемся заседании в формате «3+3 / 3+2». Насколько данный формат может помочь решить имеющиеся разногласия между странами?

—  Формат 3+3 (Россия, Турция, Иран, Армения, Азербайджан, Грузия) или 3+2 (без Грузии) способен более эффективно решить имеющиеся разногласия между Азербайджаном и Арменией, чем формат Минской группы ОБСЕ. Во-первых, в нем присутствуют в основном региональные игроки, в отличие от Минской группы ОБСЕ, где присутствовали также крупные западные государства, расположенные далеко от региона. Но если в формате активно примет участие Грузия, которая пока воздерживается от участия из-за территориальных разногласий с Россией, то его эффективность еще более возрастет. Особенно учитывая, что у этой страны сложились ровные отношения как с Азербайджаном, так и с Арменией, и ее участие, таким образом, может способствовать улучшению отношений этих двух стран.

— В ближайшее время в Тегеране состоится встреча глав МИД Ирана, Азербайджана и Турции. На что по вашему мнению направлена данная встреча, стоит ли от нее ожидать каких-то прорывных результатов?

— Встреча глав МИД Ирана, Азербайджана и Турции может быть направлена, прежде всего, на активизацию экономического сотрудничества стран на уровне региона, в том числе – дальнейшего развития путей сообщения и сотрудничества в области энергетики. Прорывных результатов от нее вряд ли стоит ожидать, так как у сторон, прежде всего Турции и Ирана, имеются определенные, достаточно существенные разногласия.

Исламская Республика Иран традиционно рассматривается в Турции в качестве серьезного конкурента своим интересам в регионе. В Турции некоторые круги опасаются, что, если Иран выйдет из-под международных санкций, он станет серьезным конкурентом за влияние в регионе, а привилегированное положение турецких компаний на иранском рынке закончится. В Иране же некоторые силы обеспокоены тем, что баланс в регионе Южного Кавказа после Второй Карабахской войны и подписания Шушинского соглашения изменился в пользу Турции.

В мае министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиян заявил, что для Ирана неприемлемо, что Турция принимает меры в области строительства плотин, которые вызовут проблемы для иранского народа и региона. «Учитывая экологические условия, преобладающие в регионе, для нас неприемлемо, чтобы наша соседняя страна, Турция, принимала меры в области строительства плотин, которые вызовут проблемы для нашего населения в стране и регионе, а также негативное влияние на объем притока воды», — сказал Абдоллахиян в иранском парламенте в ответ на вопрос члена парламента о строительстве Турцией обширных плотин на Тигре, Евфрате и Араксе и его влиянии на приток воды в Иран. Эта проблема может серьезно осложнить ирано-турецкие отношения.

— Как Вы оцениваете результаты встречи секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шахмани с премьер-министром Армении Николом Пашиняном и что в целом можете сказать о текущем уровне взаимоотношений между Ереваном и Тегераном?  

— В качестве результатов данной встречи можно ожидать дальнейшую активизацию политического и экономического сотрудничества Ирана и Армении. Отношения между Ереваном и Тегераном в настоящее время можно охарактеризовать как дружественные и стабильно, успешно развивающиеся. В экономическом плане важный импульс развитию взаимоотношений дало присоединение Ирана к Зоне свободной торговли Евразийского экономического союза в 2018 г. — у границ Ирана с Арменией с обеих сторон создаются особые экономические зоны. В Ереване в скором времени планируется открытие Иранского Дома инноваций и технологий (он открыт в настоящее время в России, Турции, Китае, Сирии и Кении).

Однако некоторые проекты в двусторонних отношениях остаются нереализованными. Так, в 2015-16 гг. по инициативе армянской стороны, которая не хотела оставаться в стороне от региональных транспортных проектов, обсуждалась возможность строительства железной дороги Иран – Армения. Предположительная ее стоимость – порядка 3,5 млрд долл. Из которых до 60 % Армения была готова покрыть за счет китайских инвестиций. Такая большая стоимость связана с горным рельефом местности и необходимостью строительства многочисленных туннелей. В соответствии с одобренной правительством Армении программой строительства, протяженность пути составит 300 км, а инфраструктура будет включать 64 моста. Проект был отложен из-за новых американских санкций, пандемии и экономических трудностей Ирана, и его реализация до сих пор не началась.

Несмотря на то, что в Армении проживают христиане, а Иран является Исламской республикой, Иран провозглашает одинаковую важность развития отношений и с Азербайджаном, и с Арменией. Между Ереваном и Тегераном не было каких-либо существенных конфликтов и разногласий в последние десятилетия. А армянское меньшинство в Иране пользуется основными правами, у них есть свои церкви, и в школах они изучают историю армян.

От Абазов Дмитрий

Политический обозреватель, аспирант РУДН