Да, именно другой. И внимание невольно обращаешь не на яркие ремесленнические творения, а на глаза – грустные и скорбные. Общей бедой пронизано сейчас все во всей стране, каждый ее уголок, и вернисаж не исключение. Как и во всей Армении, жизнь здесь разделилась на до 27 сентября и после. И не об искусстве говорят сегодня художники, мастера резьбы по дереву, ювелиры, гончары. Не слышно и бойкой торговли. Некогда шумный вернисаж стал практически безмолвным. А фраза, с которой начинается и заканчивается любой диалог: «Скорее бы война закончилась!».

Продавец колоритного армянского текстиля Асмик рассказывает, что сейчас на работу выходят не более трети продавцов из тех, кто работал раньше. «Начиная с марта нет нормальной торговли», — говорит пожилая женщина, — «сначала коронавирус ударил по нашей работе, теперь война. Как дальше будем жить, не знаю. Всюду проблемы. И главная — война». Асмик говорит, что все, что есть на ее прилавке, результат только ее труда. Фартуки, прихватки, сумки, хлебницы, – все сшито руками пожилой женщины. Говорит, что в надежде на возобновление после карантина туристического сезона в сентябре –октябре, она скрупулезно работала над пополнением ассортимента своей витрины. Вся надежда мастерицы была на иностранных туристов, но их как не было весной и летом, так нет и сейчас…

Давит Мнацаканян предлагает красивые изделия из кожи и дерева. Все, что выставлено на продажу — кошельки, портмоне, шкатулки, миниатюрные статуэтки — результат его труда. «Сейчас мы платим половину стоимости аренды, это началось с марта, когда в страну пришел коронавирус. Если б не это послабление, нам, ремесленникам, было бы совсем тяжело»,- говорит мастер. К слову, каждая из его работ уникальна по-своему, повторов нет, но скромный ремесленник считает свой труд обычным делом. С любовью в голосе предлагает купить его работы с надписью Armenia. Говорит, что именно они чаще всего покупаются иностранцами. «Для многих это сувенир, а для армян из диаспоры – напоминание о родине, единственной и очень любимой», — говорит Давит Мнацаканян. Признается, что едва сводит концы с концами, но на жизнь не жалуется. «У меня сейчас, как у всех армян, одно желание – чтобы скорее наступил мир на нашей земле, чтобы все наладилось, чтобы мы не теряли своих братьев и отцов. Это самое главное. А экономические трудности, по сравнению с войной, сущая ерунда, их мы с легкостью переживем», — произнося эту фразу, Давит словно обращается ко всему миру в надежде, что его услышат. В его голосе слышна вся боль Армении…

«У меня сын на передовой сейчас, в Гадруте. Эта война – большое испытание для каждой матери, для всех нас», — говорит Гоар Торосян, мастер ручной росписи по ткани — батику. Пестрая витрина с разноцветными платками диссоннирует с настроением самой мастерицы — вся в черном, никакого мейкапа, глаза заплаканные. Женщина признается, что всю свою скромную выручку в эти дни она отправляет в помощь Арцаху. «По-другому мы, армяне, не можем. Мы отдаем последнее, что у нас есть, если приходит беда. Мы такие», — говорит Гоар и попутно предлагает купить к максимальной скидкой ее товар, -«Возьмите шарф с нашим алфавитом или футболку с Азнавуром. Будет Вам память об Армении». Покупателей мало, а товара у Гоар много. Тот случай, когда предложение превышает спрос. Но Гоар не отчаивается. Она надеется на продажи своих работ за рубеж. Многие ее постоянные покупатели живут в Америке, странах Европы и России.  «Мое имя известно очень многим ценителям батика, и я знаю, что они поддержат меня в это трудное время», — заключила Гоар.

Покидая вернисаж, остается впечатление, что этот уголок Еревана сейчас не об искусстве напоминает, а о сплоченности, великой сплоченности армян в трудные минуты…

От Жусупбекова Лаура

Журналист, корреспондент Пресс-клуба в Армении