2020. Уходи и не возвращайся

Уходящий 2020-й год торопятся проводить во всём мире, а в Армении особенно. Первые ассоциации с ним — это всё ещё не побеждённый коронавирус, карабахская война, последствия которой каждый армянин ощущает по сей день, и нынешнее правительство, которое за 2,5 года не добившись ничего кардинального ни в одной сфере, так и не собирается подавать в отставку.

Начало года и несбывшиеся надежды

В Армении 2020-й встречали традиционно радостно и хлебосольно: с ломящимся от яств столом, ночными посиделками с друзьями и залпами разноцветных фейерверков. Тогда, в ночь на 1 января 2020 года, никто и подумать не мог, что 2021-й армянский народ будет встречать совсем иначе.

Но если обратиться к суевериям, то можно вспомнить, как после новогоднего обращения премьер-министра Армении Никола Пашиняна на главной площади страны не пробили куранты и не прозвучал государственный гимн, как это происходит ежегодно.

Эти суеверия или попросту природное невежество и высокомерие определили «бархатную» политику года: продолжилась травля и преследование бывших властей и связанных с ними лиц, перекладывание ответственности на других, тотальная демагогия и нежелание признавать свои провалы были главной фишкой правительства Пашиняна.

Например, уже в самом начале 2020-го в Следственный комитет вызывался председатель Конституционного суда Армении (КС) Грайр Товмасян, опального генерала Манвела Григоряна продолжали держать под стражей, несмотря на ухудшающееся состояние здоровья, а судебный процесс против второго президента Армении Роберта Кочаряна, бывшего генсека ОДКБ Юрия Хачатурова и др. набирал обороты.

Переговоры с Азербайджаном на уровне МИД также были продолжены в самом начале года, о чём говорит январская встреча министров иностранных дел в Женеве. Итоги встречи, оглашённые главой МИД Армении Зограбом Мнацаканяном, вселили в население Армении обманчивую надежду в жёсткую позицию собственных властей и непреклонность в отношении возвращения территорий Карабаха Азербайджану.  

Примерно в это же время министр обороны Армении Давид Тоноян в военном пантеоне «Ераблур» заявляет о том, что армянские ВС увеличили свой арсенал и возможности для решения различных задач на десятки процентов. А параллельно с заявлениями должностных лиц простые жители Армении наблюдали то, что на самом деле происходило в январе и начинало их тревожить: азербайджанский снайпер ранил армянского солдата возле одного из приграничных сёл в Тавуше, а вооружённые силы противника всё чаще давали о себе знать, что закончилось обострением конфликта летом, а осенью ― полномасштабными военными действиями.

История с Конституционным судом

Травля главы КС Армении Грайра Товмасяна и некоторых действующих судей высшего органа власти была организована лично Пашиняном и, в общем-то, несильно скрывалась от общественности. Жители Армении, уже привыкшие к перепадам настроения действующего премьера и его неуравновешенным выпадам в прямом эфире Facebook, в очередной раз наблюдали неадекватное поведение лидера страны, теперь уже по отношению к судьям КС.

Убедившись, что Товмасяна не запугать допросами и бесконечными приводами в Следственный комитет, премьер Пашинян перешёл к превентивным действиям. Так, в конце июня Национальное собрание (НС) Армении приняло ряд скандальных поправок к закону «О Конституционном суде», согласно которым менялся порядок выбора и рабочей деятельности судей. Отныне ни один судья высшего судебного органа не мог оставаться на должности более 12 лет, благодаря чему Пашиняну удалось сместить с должностей сразу трёх судей КС —  Альвину Гюлумян, Гранта Назаряна и Феликса Тохяна, проработавших в должности больше указанного срока. При этом глава КС Грайр Товмасян, вступивший в должность всего 2 года назад, также был смещён с занимаемой позиции и оставлен в качестве рядового члена суда.

История на этом, разумеется, не закончилась, ибо настолько грубое попрание существующих законов и внесение скандальных поправок не могли пройти безболезненно. Трое судей КС, лишённых своих полномочий, а также бывший председатель КС направили иск в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с требованием признать правонарушения, приведшие к прекращению их полномочий на прежних должностях. Обращение в ЕСПЧ коснулось первым делом права на судебное следствие, вмешательства в личную и профессиональную жизнь, а также вопросов, связанных с правом собственности, дискриминацией и запретом ограничивать права по основаниям, не установленным Европейской конвенцией. Рассмотрение иска может занять до трёх лет.

Референдум об изменениях в Конституции

Параллельно с ситуацией вокруг Конституционного суда в феврале правительство Армении по инициативе его главы Никола Пашиняна принимает проект о референдуме, предусматривающий внесение изменений в Конституцию. За проект, вынесенный на обсуждении в НС, проголосовало 88 депутатов, в число которых не вошли представители партии «Процветающая Армения», которые бойкотировали данную инициативу, посчитав её противозаконной.

Уже 9 февраля президент Армен Саркисян подписал указ о проведении референдума, назначив его на 5 апреля 2020 года. Не откладывая в долгий ящик, действующие власти начинают агиткампанию референдума под названием «Да», на которую выделяют почти 6 миллионов долларов. Средства же, по их словам, были взяты из резервного фонда правительства. Согласно решению, 5,34 миллиона из шести предоставлялись Центризбиркому, а оставшаяся сумма ― полиции, которой было поручено составить списки избирателей.

Параллельно с кампанией Пашиняна в Центральной избирательной комиссии (ЦИК) формируется и регистрируется команда противников референдума под названием «Нет», которую возглавляет адвокат и экс-замминистр юстиции Рубен Меликян. Народ Армении к инициативе отнесся двояко. Сторонники Пашиняна, как и прежде, были готовы поддержать любое решение премьера, противники же — в открытую выражали своё возмущение.

Однако референдуму, намеченному на 5 апреля, не суждено было случиться. Вначале тому помешал коронавирус, в связи с которым срок проведения референдума был перенесён. В стране было объявлено Чрезвычайное положение, из-за чего было решено провести референдум не ранее чем через 50 дней и не позднее чем через 65 дней после истечения срока ЧП. А учитывая, сколько раз продлевался режим ЧП, и что случилось в стране после его отмены и начала войны в Арцахе, референдум, инициированный Пашиняном, в Армении так и не был проведён, а все работы по подготовке к нему приостановились.

Ну и 6 миллионов долларов куда-то испарились.

Коронавирус в Армении

С осени 2019 года мир облетела весть об эпидемии неизвестного типа коронавируса, который медики окрестили COVID-19. На тот момент казалось, что всё это очень далеко от Армении, однако с февраля, когда в соседнем Иране происходят вспышки коронавирусной инфекции, в стране начинаются обоснованные опасения о том, что вирус проникнет и в армянскую республику. Правительство Армении опасения граждан не разделяли, уверяя, что ситуация находится под контролем. Министр здравоохранения Арсен Торосян зимой 2020-го не раз позволял себе язвительные усмешки в адрес паникующих и говорил о том, что опасности инфицирования в Армении нет.

Однако уже 24 февраля власти вынуждены закрыть границу с Ираном, а затем ввести с ним визовый режим из-за темпов распространения COVID-19. Первые «ласточки» появляются в Армении в начале марта. Сначала это мужчина, успевший приехать из Тегерана и привезти с собой заразу, затем женщина, вернувшаяся из путешествия по Италии, а дальше конкретика начинает расплываться ввиду растущего как на дрожжах количества инфицированных в стране. 2 марта в Армении впервые закрываются учебные заведения и вводятся ограничения на посещения общественных мест, которые впоследствии будут только ужесточаться, но в силу сильного опоздания по принятию противоэпидемиологических мер, борьбу с коронавирусом в стране можно смело назвать самой провальной в регионе.

Режим ЧП в связи с коронавирусом был введён в Армении 16 марта, после чего продлевался 4 раза. Однако ни это, ни запоздалые меры по борьбе с инфекцией не помешали распространению инфекции. К концу года, по состоянию на 30 декабря, в Армении зафиксировано 158878 инфицированных COVID-19, от которой умерли 679 человек.

Война и события, которые её предваряли

27 сентября 2020 года Азербайджан начал военную агрессию в Нагорном Карабахе, которая вылилась в полномасштабную войну. Официально окончанием войны считается 9 ноября ― день, когда было подписано трёхстороннее соглашение между Арменией, Россией и Азербайджаном. В результате 44-дневной войны Армения потеряла 9 районов Арцаха, а число погибших, пленённых, пропавших без вести и раненых уточняется по сегодняшний день.

Однако можно ли сказать с полной уверенностью, что война началась внезапно?

Ещё в самом начале года, 7 января, армянские СМИ облетела новость о том, что на Тавушском участке азербайджанская сторона пыталась осуществить инженерные работы, в результате чего ВС Армении были вынуждены открыть предупредительный огонь. А уже 11 января становится известно, что от выстрела вражеского снайпера ранен армянский солдат в Тавуше, недалеко от села Беркабер.

Следующим предупреждением от Азербайджана и наглядной демонстрацией их намерений стал обстрел приграничного села Воскепар в начале марта. Затем последовала попытка диверсионного проникновения на одну из боевых позиций на северо-восточном направлении ВС Армении. А несколькими днями позже в результате вражеского выстрела погибает армянский военнослужащий. К сожалению, смертей и ранений от огня азербайджанской армии до начала войны будет ещё немало, а в середине июля в Тавушской области врагом предпринимаются более крупные попытки развязать конфликт. Артобстрел армянских позиций, запуск беспилотников и попытки диверсии только усиливаются к середине лета. После каждой наглой выходки азербайджанцев, Минобороны Армении заявляет одно и то же: «Вся ответственность за эти провокации и все их последствия ложатся на азербайджанскую сторону».

Ситуация на границе остаётся напряженной довольно длительное время, за которое происходят ранения и гибель военных, а также наносится материальный ущерб населённым пунктам Армении и обстреливаются гражданские объекты. ОДКБ срочно созывает совещание и призывает к немедленному прекращению обстрелов, а Кремль выражает глубокую обеспокоенность в связи с эскалацией на армяно-азербайджанской в Тавушской области Армении.

Уже тогда, как оказалось, в преддверии сентябрьской войны, многие в стране задавались вопросом, почему Армения не обращается к ОДКБ за военной помощью, как это прописано в соответствующем договоре между странами-участниками. Однако представитель Минобороны Армении, которым на тот момент являлся хорошо всем известный Арцрун Ованнисян, комментировал ситуацию следующим образом: «Степень и масштабы нынешнего конфликта не такие, чтобы вынудить Армению обратиться к ОДКБ за помощью с целью каких-то действий, вмешательства и т.д. Республика Армения и её Вооруженные силы четко выполняют свои задачи». Как показало время, спустя несколько месяцев во время совершенно иной степени и масштаба конфликта Армения так и не обратилась в ОДКБ.

В результате наступательных операций азербайджанской армии вплоть до сентября ситуация на границе двух стран оставалась напряжённой. Азербайджан не собирался останавливаться и всячески показывал, что отныне не желает вести бесполезные переговоры, а намерен решить вопрос военным путём. Полномасштабные военные действия начались в ночь на 27 сентября и продолжились до 9 ноября, и завершились подписанием трехстороннего заявления, которое в Армении назвали актом капитуляции.  

По состоянию на конец года армяно-азербайджанский конфликт нельзя назвать полностью исчерпанным. В Нагорном Карабахе разместился российский миротворческий контингент, официально военные действия прекращены, однако Азербайджан по сей день удерживает десятки армянских военнопленных, более 1000 солдат считаются пропавшими без вести, на границе Армении и Азербайджана происходит демаркация границ и жители приграничных сёл регулярно узнают о каких-то новых устных договорённостях армянского премьера с президентом Азербайджана о том, что тот или населённый пункт переходит к противнику.

Вместе с тем в стране продолжаются протестные акции, направленные на отставку действующего правительства во главе с Николом Пашиняном, новогоднего настроения нет и быть не может, а умы большинства людей тревожит только одно: как скоро Пашинян подаст в отставку и кто займёт его место?

Год Крысы, набедокурившей по всему миру в 2020-ом, уступает место году Быка, и обычно, год, следующий после високосного, обещает быть спокойным.

Спокойным и, дай Бог, мирным.

От Кочарян Тигран

Аналитик, медиаэксперт