В Самарканде 13 января состоялась первая встреча министров иностранных дел Диалога «Индия – Центральная Азия». В диалоге, который проводился впервые в новом формате с участием Афганистана, были обсуждены вопросы развития торгово-экономических, инвестиционных, культурно-гуманитарных отношений между странами Центральной Азии и Индией. 

Во встрече приняли участие главы внешнеполитических ведомств Индии — Сушма Сварадж, Киргизии – Чингиз Айдарбеков, Таджикистана – Сироджиддин Мухриддин, Туркмении – Рашид Мередов, Узбекистана – Абдулазиз Камилов, Казахстана – Бейбут Атамкулов и Афганистана – Салахуддин Раббани.

По итогам мероприятия было принято совместное заявление. В нем стороны отметили наличие цивилизационных, культурных, торговых и гуманитарных связей между Индией и Центральной Азией, выразили приверженность развитию динамичных и продуктивных, дружественных отношений и взаимовыгодного сотрудничества между Индией и Центрально-азиатскими странами в двусторонних и многосторонних форматах. Министры приветствовали участие Афганистана в первой встрече Диалога «Индия – Центральная Азия» в качестве важного звена регионального сотрудничества, транзита товаров и энергоресурсов и выразили поддержку и приверженность стран Центральной Азии и Индии миру, безопасности и стабильности в Афганистане, содействию в установлении мирного процесса, осуществляемого под руководством и силами самих афганцев, а также содействию экономического восстановления Афганистана путем реализации совместных инфраструктурных, транзитно-транспортных, энергетических и других проектов, включая региональное сотрудничество и инвестиционные проекты. 

Как отмечает директор Центра исследовательских инициатив «Ma’no» Бахтиёр Эргашев, встречей глав внешнеполитических ведомств положено формирование новой площадки по взаимодействию Индии со странами Центральной Азии.

Россия имеет несколько форматов взаимодействия со странами Центральной Азии –ОДКБ, ЕАЭС или СНГ, куда входят все центральноазиатские страны. При этом взаимодействие дополняется очень плотными двусторонними связями. Отличный пример этому – Узбекистан и Россия, говорит эксперт.

У Китая есть ШОС, в рамках которого регулярно встречаются и главы государств, есть свои форматы для министров иностранных дел, есть неформальные площадки.

А вот Индия до этого момента подобной площадки не имела. И в рамках активизации своей внешней политики на новом этапе, Индия и решила создать постоянный, более институционализированный формат. И как результата- была проведена эта встреча в Самарканде.

По всем расчетам, при любых прогнозах, к 2040-2050 годам Индия станет или третьей (после Китая и США) или даже второй экономикой мира после Китая. Эта страна за последние три года продемонстрировала самые высокие темпы роста ВВП среди крупных развивающихся стран. Но при этом страна, в силу объективных причин, опоздала на поезд под названием «Взаимодействие со странами ЦА». В этом, в определенной степени, преуспела Россия, в последние 20 лет активен и Китай. У Индии нет таких успехов. Ее присутствие в экономике и Казахстана, и Узбекистана и других стран региона фрагментарно, политическое взаимодействие тоже не носит постоянный характер. Но при этом страна растет, уже сейчас разрабатываются серьезные проекты по активизации участия Индии например в Африке или в ЮВА, где страна, несомненно, столкнется с интересами Китая.

Индия – растущий гигант, который ищет пространство для своего экономического и политического присутствия. Центральная Азия – крупный регион, находящийся в центре Евразии, и он интересен Индии. Она понимает, что нужны новые инициативы, и проект «Индия – Центральная Азия» — очень важный шаг индийской дипломатии и политики в целом.

У Индии есть, что предложить странам региона. Она сейчас, по большей части, потребитель внешних иностранных инвестиций, но она готова вкладываться в очень серьезные проекты за рубежом. Это – и сельскохозяйственная отрасль, и текстиль, и фармацевтика, проекты в высокотехнологичных отраслях. И, конечно, важнейший сегмент – это транспортное направление, международные транспортные коридоры, которые очень нужны Индии для экспорта и импорта.

При этом России на данном этапе не стоит опасаться растущего влияния Индии и ее стремления установить партнерские отношения со странами Центральной Азии. Россия остается главным внешнеторговым партнером Узбекистана. Индия же не входит даже в первую десятку. Поэтому в ближайшие десятилетия говорить о  том, что Индия составит серьезную конкуренцию России, не имеет смысла.

Хотелось бы также отметить, что Индия очень активна еще и потому, что не хочет остаться в стороне от вопроса афганского урегулирования. Любой вариант этого урегулирования, который будет строиться на основе предложений или видения геополитического соперника Индии – Пакистана, который по большей части контролирует движение Талибан, Индию не устраивает без учета ее собственных интересов. Поэтому Индия намерена серьезно участвовать в процессах установления мира в Афганистане, которые сейчас выходят на новый этап. Появляются первые признаки того, что внутриафганские силы, по крайней мере, стремятся найти точки соприкосновения, уходят от своих категоричных требований.

В начале 90-х голов мы наблюдали развал двухполярного мира и создание однополярного. Буквально на наших глазах через 20 с лишним лет этот однополярный мир с доминированием США рушится. Теперь в ближайшие два-три десятка лет мы будем наблюдать за формированием многополярного мира, в котором как минимум четыре полюса – США и коллективный Запад, Китай, Россия и Индия. И этот мир будет требовать новых институтов глобального управления. Например, Совет безопасности ООН в нынешнем виде, где нет Индии – это нелогично, а значит, потребуется изменение формата Совета безопасности ООН, его трансформация с учетом растущей Индии. Идет ломка и трансформация глобальной архитектуры, и в ней будут присутствовать новые полюса силы. Вокруг них будут выстраиваться новые союзы, альянсы, союзники, сателлиты. И Индия сейчас планомерно идет к выстраиванию вокруг себя пояса доброжелательных соседей, с которыми можно и нужно работать.

Анна Гриценко