Пресс-клуб «Джейран медиа» в рамках серий интервью по итогам года побеседовал с директором центра истории Кавказа, политологом, экспертом государственного комитета по работе с диаспорой Ризваном Гусейновым. В беседе с экспертом были рассмотрены наиболее актуальные для Азербайджана и региона Южного Кавказа вопросы.

— Как развивались азербайджано-российские отношения в текущем году? Каких успехов удалось достичь в политической и экономической сферах?

— Однозначно уходящий год был успешным для российско-азербайджанских отношений. Мы можем насчитать несколько десятков официальных визитов чиновников разного уровня, несколько встреч на высшем уровне с участием президентов Азербайджана и России проходили в различных странах, несколько раз приезжало руководство — премьер-министр и заместить премьер-министра России, а также ответные визиты такого же уровня. Проходило несколько экономических форумов, а также форумов, посвящённых двухсторонним отношениям в различных сферах для реализации разноплановых проектов. То есть в этом году мы можем сказать, что двусторонние отношения в первую очередь развивались с упором на развитие транзитного потенциала наших государств и создание транспортной сети, которая соединяет и расширяет транспортную сеть не только Азербайджана и России, но и соседних стран. В этом контексте много проектов было сделано, в культурных и гуманитарных сферах, как всегда, ну и, естественно, в политической сфере есть взаимопонимание по большинству вопросов — мировой политике, региональной политике, а также есть ряд вопросов, которые являются предметом обсуждений, дискуссий между Азербайджаном и Россией.

— Каких результатов по итогу года Азербайджану удалось добиться в южно-кавказском регионе и азербайджано-армянском вопросе?

— Два года прошло уже после второй успешной Карабахской войны, по результатам которой изменилась геополитическая конфигурация в нашем регионе. 2022 год запомнился попытками подготовки Азербайджана и Армении при посредничестве, в том числе России, к подготовке документа мирного соглашения. Особенно первую половину года шли встречи и весомые обсуждения о том, как разработать рабочую версию этого мирного договора. Значительно продвинулся Азербайджан и Армения в этом направлении. Были встречи при посредничестве российской стороны и в Москве, а также ряд встреч при посредничестве и по инициативе президента России. Однако, к сожалению, по вине Армении, ставшей саботировать частично те договорённости, которые были достигнуты при посредничестве России, возникли проблемы в дальнейшей разработке мирного документа. Что в Европе, что из Европы, что из США на различных уровнях проводились встречи с армянским руководством, по итогам чего мы заметили, что власти Армении стали тормозить и саботировать этот процесс мирного договора. Визиты таких серьёзных фигур, как глава нижней палаты Конгресса США Нэнси Пелоси, визиты различных французских чиновников, негативное высказывание французского президента и другие подобные шаги западных партнёров фактически привели к тому, что Армения стала опять объектом манипуляций в их руках. И во второй половине года, особенно осенью и зимой, ситуация стала критическая. Более того, осложнилась ситуация в зоне временной миротворческой миссии российского миротворческого контингента, но в любом случае есть потенциал для развития отношений. Мы знаем, что впереди предстоят встречи на высшем уровне между лидерами Азербайджана, России и Армении, и, конечно, есть определённые надежды, что Россия сможет опять внести свой вклад для того, чтобы вернуть Ереван за стол переговоров.

 Каких успехов, на Ваш взгляд, в текущем году удалось добиться Азербайджану во внешней и внутренней политике?

— Во внешней политике надо отметить, что за прошедший год серьёзный скачок есть в укреплении позиций Азербайджана на региональной, на международной арене. В первую очередь в энерготранзитной сфере, в вопросах инвестиций, энергетическом транзите стран Европы. Большой прорыв и роль Азербайджана в создании и расширении Тюрского проекта и Тюрского союза, создание единого экономического, культурного, гуманитарного пространства между тюрскими странами. Огромный прорыв, конечно, в традиционном расширении и укреплении Азербайджаном турецких отношений. Фактически прошедший год показал, что азербайджанская и турецкая армия становятся единым целым. То есть мы видим, что турецко-азербайджанский союз становится важным элементом не только в регионе Южного Кавказа, но и Восточной Европы — это влияет на различные процессы на Ближнем Востоке, Центральной Азии. В этом контексте также надо отметить, что ряд важнейших визитов и встреч президента Азербайджана в страны Восточной Европы, Балканского полуострова и ответные визиты, по результатам чего Азербайджан начинает играть всё более и более важную роль в обеспечении энергетической безопасности в ряде стран Европы. Более того, надо отметить, что Азербайджан развивает отношения со странами мусульманского мира, где страна пользуется очень большим авторитетом. И в данном контексте мы видим, что есть значительное оживление вот в этих контактах, в этих связях, и это не только арабские страны, это и Пакистан, и Египет, и традиционно те мусульманские народы и страны, которые всегда позитивно относились к Азербайджану. Что касается внутренней политики, мы видим, что идёт процесс массовых кадровых перестановок. Большой поток молодых кадров идут на руководящие высшие посты в различных министерствах и ведомствах. Эти кадровые перестановки приводят к тому, что идёт обновление концепта, отношения азербайджанской власти к тем задачам, которые стоят на внутренне политическом поле. Укрепление власти очень важный элемент для Азербайджана, который сейчас фактически на новом этапе становится важным региональным игроком и в этом контексте делает все для того, чтобы государство было устойчивым, стабильным. Это важно не только для Азербайджана, но и для всех стран региона — наших соседей.

— Какие у Вас ожидания от 2023 года? Что ждет регион Южного Кавказа и Азербайджан?

— От 2023 года ожидания такие, что всё-таки Армения сядет за стол переговоров, и рабочая версия, и мирный процесс подписания мирного документа в наступающем году станет ближе, и тем самым будет устойчивая стабильность. Ожидания в том, что наконец-то среди карабахских армян появятся личности, которые смогут взаимодействовать с Азербайджаном, поскольку впереди процесс интеграции этого региона в азербайджанском юридическом правовом пространстве. Очень хочется надеяться, что следующий год будет иметь большие подвижки именно в этом контексте. Российско-азербайджанские отношения переходят на новую фазу, как я отметил, здесь и транзит, здесь и энергетические потоки, нефтегазовые инвестиции и другие вопросы, важность которых растёт. Остаётся надеяться, что вопрос Зангезурского коридора, разблокировки транспортного коридора через Армению будет в следующем году, придёт к какому-то общему знаменателю — это тоже очень важно для стабильности нашего региона. Хочется верить, что Иран искренен в своих намерениях потому, что год этот был сложный и ирано-азербайджанские отношения проходят серьёзные испытания. Хочется надеяться, что те проекты, которые подытожат развитие энергетической безопасности Европы, будут расширяться и что некоторые страны, которые препятствуют в этом контексте, поймут, что это бесполезно — это и Франция, и Греция, и Индия. Они поймут, что для их же интереса важно иметь ровные, искренние отношения с Азербайджаном, чем вставлять палки и пытаться дестабилизировать ситуацию на Южном Кавказе.